March 10th, 2016

Окно сирийских возможностей готово захлопнуться.

В сирийской кампании что-то вроде затишья. Его даже называют «перемирием». Поэтому боестолкновения временно считаются «нарушениями перемирия». Впрочем, за полгода сограждане успели привыкнуть, что в далеком краю идет война, и давно уже не повторяют: «Только бы не Афган, только бы не Афган!»

Особого восторга операция в Сирии у них вызывать так и не стала, но с российской стороны крупных потерь нет, и этот факт как-то примиряет наших людей с происходящим.

Между тем политическое родство этой войны с афганской чем дальше, тем очевиднее. Как и то, что интуитивно найденные приемы ее пропагандистской подачи неумышленно повторяют давние советские. Каждый, кто помнит 1980-е, согласится с политологом Григорием Голосовым: «Текущее освещение российским телевидением „возвращения к мирной жизни в Сирии“ до забавных мелочей похоже на освещение советским телевидением аналогичного процесса, имевшего место в 1980-81 гг. в Афганистане. Те же веселящиеся мирные жители, неожиданно бойко говорящие по-русски, те же перешедшие на сторону народной власти полевые командиры и та же включившаяся в мирный процесс патриотическая оппозиция. Единственное явное различие в том, что если афганцев, для разнообразия речи, называли „декханами“, то при освещении сирийских событий в тех же целях используются другие слова, например „беженцы“ и „туркоманы“».
Collapse )