igor_piterskiy (igor_piterskiy) wrote,
igor_piterskiy
igor_piterskiy

Category:

Что делать с Ираном.



Ожидайте больше отчаянных усилий Ирана, чтобы спровоцировать военный ответ США в Персидском заливе. Санкции Трампа отрезали 90 процентов нефтяных доходов Ирана. За разрушением экономики Тегерана вскоре последует больше подавляемых сейчас внутренних беспорядков, вроде тех, которые Барак Обама проигнорировал в 2009-м году, когда он чувствовал, что продолжение существования смертоносной теократии помогает реализации его странных мечтаний об усилении новой шиитской персидской гегемонии в качестве противовеса арабам-суннитам.

С другой стороны, вновь обретенная роль Америки как крупнейшего производителя нефи и газа в мире не только уменьшила важность импорта нефти, будь то от врагов, таких как Иран и Венесуэла, или от предполагаемых друзей, таких как Саудовская Аравия и монархии Персидского залива. Странным образом это также перевернуло нефтяную политику последних 50 лет с ног на голову.

Напряженность в Персидском заливе теперь так же сильно помогает, как и вредит Соединенным Штатам. Америка скоро станет и крупнейшим в мире экспортером газа и нефти. Любое увеличение затрат на импорт зарубежной нефти будет компенсировано большей прибылью от американского экспорта.

Есть пять общих принципов, которыми должен руководствоваться Трамп в изоляции Ирана.

Во-первых, Иран отчаянно нуждается в какой-то военной конфронтации - только, желательно, не тотальная война. Логическое обоснование их атак с помощью ракет и беспилотников состоит в том, чтобы к 2021-м году помочь отрешить Трампа от должности, объединить разделенное иранское общество вокруг героического сопротивления "великому сатане" или "меньшему сатане" в Тель-Авиве и создать достаточно хаоса, чтобы какая-то внешняя сторона могла вмешаться и спасти Иран от того, что в противном случае могло бы стать неизбежной спиралью смерти. Они жаждут возвращения политики Джона Керри, или шанса, что наивные прибрежные элиты Америки вернутся к власти и благодушно дадут Тегерану все, что он хочет.

В целом, это один из редких моментов на памяти современников, когда ближневосточная страна-экспортер хочет разрушительной войны на путях экспорта нефти с Ближнего Востока, полагая, что нынешний «мир» разрушает ее экономику, в то время как ее западный враг, обычно склонный к интервенции, предпочитает позволить другим лезть в это болото. Время и деньги на стороне президента Трампа.

Во-вторых, нынешний статус-кво только улучшает положение Соединенных Штатов. Учитывая, что американская экономика переживает бум, она может пережить рост цен на нефть, а Иран день ото дня становится слабее. Ключевой момент для администрации Трампа состоит в том, чтобы сохранять спокойствие и игнорировать приманку отчаянных провокаций Ирана, усиливать санкции и напоминать как внутренним, так и иностранным любителям военных фантазий, что нынешнее максимальное давление со стороны США наносит больший урон Ирану, чем любой «высокоточный» воздушный удар. Даже европейские "миротворцы" теперь присоединяются к США не потому, что они восстановили утраченные принципы, а потому, что они хотят присоединиться к победившей стороне и боятся потерять военную поддержку Америки в случае хаоса в Персидском заливе.

Иранская общественность будет помнить, как начался это разорительный конфликт с США - не только с выходом Америки из иранской сделки, но раньше, с глупым решением их собственного правительства тратить иранские природные богатства на ядерную программу, влезая в то же время в катастрофическую сирийскую трясину и субсидируя охочую до денег Хезболлу. Сейчас изоляция Ирана идет более или менее по графику. Напротив, последствия вступления в "горячую" войну с Ираном и его террористическими отрядами не столь предсказуемы. Санкции могут повредить теократии больше, чем военные удары.

В-третьих, все третьи стороны находятся в необычном и смешном положении. Саудовская Аравия, где проживали 15 из 19-ти угонщиков 11-го сентября, отчаянно хочет увидеть, как Америка впрягается за нее, напав на Иран. Обычно Саудовская Аравия ведет себя как сфинкс, и ее трудно уговорить, когда американские посланники прилетают в Эр-Рияд, чтобы просить Саудовскую Аравию продолжать добывать нефть или получить молчаливое благословение на какое-то вмешательство США в Ираке, Сирии или Ливии. Как правило, Америка опасалась, что если саудиты окажутся на другой стороне, то это означало бы более высокие цены на горючее у себя дома, и, кто бы мог подумать, всплеск вдохновленного суннитами терроризма на Западе.

Китай в настоящее время является основным импортером ближневосточной нефти и крупнейшим получателем прибыли в регионе. Помните, что мы сейчас ведем торговую войну с меркантилистским Пекином, и теоретически нас не должно волновать, дойдут ли танкеры с нефтью до Китая, а контейнеровозы с китайской электроникой - обратно в Залив.

Никто не желает мирового экономического коллапса из-за разрушения морских торговых путей, но Иран и не имеет таких возможностей. Скорее его демонстративные действия навредят Китаю, гораздо сильнее, чем США.

Что касается Европы и наших союзников по НАТО, то, конечно, мы хотели бы видеть беспрепятственные поставки нефти на Запад. Но опять же, тут много смешного. США недавно были прокляты Европой как противники "зеленой" политики, пригвождены к позорному столбу за фрекинг, который невозможно себе представить в Европе, обмануты скупыми партнерами по НАТО, которые отказались выполнить свои обещания о военных расходах, и все еще изображаются в карикатурном виде как воинственная реакционная сверхдержава. Новая истина заключается в том, что нашим проклинающим нефть союзникам нефть с Ближнего Востока нужна гораздо больше, чем нам, и они вряд ли должны ожидать, что очерненные ими американские вооруженные силы будут гарантировать безопасные поставки углеродного топлива на триллионы долларов на европейские берега. И вот теперь Германия и Франция наконец вносят необходимые политические коррективы.

Сдержанность США беспокоит третьи стороны больше, чем прежняя готовность Америки применять силу. Общий знаменатель: чтобы мы не делали, и наши завистливые друзья, и враги, как правило, против.

В-четвертых, мы должны помнить о судьбе последнего крупного вмешательства США на Ближнем Востоке. Когда упала статуя Саддама Хусейна, 70 процентов Америки обожествляли Джорджа Буша-младшего за то, что он, казалось, сделал с ненавистными, практикующими геноцид баасистами то же, что он только что сделал с убийцами-талибами - уничтожил таких монстров за считанные недели.

Однако последовали не только годы беспорядков и растущей цены в крови и в деньгах, но и странное изменение отношения многих из тех, кто больше всего выступал за военное решение, некоторые еще с 90-х годов и основания "Проекта нового американского века", который требовал превентивного удаления Саддама Хуссейна во время администрации Клинтона.

Если просуммировать: Ирак 2.0 был "нашей блестящей победой, вашей неправильной оккупацией" - это лучше всего видно в статье 2006-го года “Neo Culpa” в Vanity Fair, в которой многие из архитекторов превентивной войны обвиняли ту самую администрацию, которую они когда-то уговаривали начать войну.

Критики "оккупации" забыли, что обе партии в Конгрессе США проголосовали за войну на основании 23-х обвинений, причем немногие из них имели какое-либо отношение к ОМУ, и что тысячи американских солдат находились на войне за границей, в то время как те, кто ее продвигал, обвиняли друг друга дома. Критики также не предвидели, что предстоящее усиление боевых действий, предпринятое вопреки большинству их советов, в конечном итоге восстановит стабильность в Ираке.

Я поддерживал войну за устранение Саддама Хусейна и дважды ездил в Ирак в 2006-м и 2007-м годах, чтобы написать о развертывании войск США. И было очевидно, что те, кто находился в гуще событий, хотели поддержки войны дома, а не заявлений ее бывших сторонников, что все потеряно и бесполезно. Очевидно, большинство из тех, кто воевал, думало: единственное, что хуже, чем плохая война - это проиграть.

Только сумасшедший может думать, что Трамп слаб и способен лишь блефовать, если он не бомбит Иран. Он сделал смелый шаг к отмене асимметричной сделки с Ираном, которая гарантировала, что воинственный враг получит сейчас миллиарды наличными, а позже - ядерное оружие. То, что он не хочет останавливать такой прогресс, является признаком силы, а не слабости. Загнанный в угол Иран боится санкций гораздо больше, чем потери авиабазы или нефтеперерабатывающего завода в качестве цены уничтожения президентства Трампа.

Короче говоря, американцы должны ожидать, что половина тех, кто в настоящее время призывает к превентивной войне, не поддержит военных, если возрастут потери и расходы. Конечно, мы можем победить Иран военным путем или, по крайней мере, отбросить его торговлю и промышленность в далекое прошлое. Но мы не можем предсказать, что произойдет в Ливане, Сирии или на Ближнем Востоке в результате использования нами военной силы, или какие нынешние союзники вскоре станут врагами, или какие нынешние громкие сторонники станут еще более громкими критиками. Безумно менять то, что в настоящее время работает, на то, что может не сработать вообще.

В-пятых, Трамп вел кампанию вокруг четырех основных вопросов: прекращение нелегальной иммиграции, восстановление опустошенных внутренних районов США, расплата с Китаем за его 40-летний коммерческий бандитизм и избегание необязательных военных столкновений, которые не отвечают прямым интересам США. Совет разрешить Ирану страдать самостоятельно одинаково хорошо применим и к Северной Корее, где время также на нашей стороне, поскольку санкции постепенно убедят ее вернуться к переговорам.

Сейчас Трамп может доказать своей базе то, что он зашел в отношении нелегальной иммиграции так далеко, что закрыл правительство, перераспределил федеральные средства на стену и боролся с целым рядом судебных исков, все для обеспечения безопасности границы. И в последнее время он добился прогресса в сокращении незаконных пересечений границы. Трамп также может предъявить почти рекордно низкий для мирного времени уровень безработицы и повышение заработной платы рабочих, что соответствует его предвыборным обещаниям на Среднем Западе. И Трамп, конечно же, рисковал своим президентством с высокими ставками, чтобы призвать Китай к ответу.

Но если Трамп решит вступить в войну с Ираном, будет трудно убедить его сторонников в том, что у него не было других вариантов в то время, когда Иран идет к банкротству, его население разобщено, а военных возможностей навредить США у него почти нет.

Лучшее, что Америка может сделать для мира - это усилить санкции; отвечать только в случае прямой атаки со стороны Ирана; сидеть сложа руки и оставаться терпеливой; позволить пострадавшим союзникам, друзьям и нейтралам выйти вперед и ответить Ирану, если они того пожелают. И качать как можно больше газа и нефти.


Мой перевод из Keep It Steady and Cool with Iran, America.

Еще по теме:
Почему иранцы больше всего ненавидят Макрона и Путина
Почему Трамп не отдал приказ бомбить Иран?
1-е апреля по-ирански
Европа: попытка узаконить исламский режим
Что творит этот Трамп?!
Иран испугался Трампа
Иранская бомба, или почему я согласен с Нью-Йорк Таймс
Как Джимми Картер профукал Иран
Жизнь после санкций: иранцы о падении зарплат, айфонах и Израиле

Tags: Иран, США, Трамп, политика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Демократы хотят закрутить гайки, чтобы заставить нас страдать.

    Все, что делает Демократическая партия, следует рассматривать не с экономической или политической точки зрения, а с точки зрения греха и страданий…

  • Есть ли будущее у Трампа?

    От тюрьмы и сумы до Белого дома. Что говорить, смысл второго импичмента – потерпевшего фиаско, как и первый – поставить крест на политической…

  • Больше трэша!

    Почему в Вашингтоне все еще остаются заборы с колючей проволокой и национальные гвардейцы? Исполняющая обязанности начальника полиции Капитолия…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 22 comments

Recent Posts from This Journal

  • Демократы хотят закрутить гайки, чтобы заставить нас страдать.

    Все, что делает Демократическая партия, следует рассматривать не с экономической или политической точки зрения, а с точки зрения греха и страданий…

  • Есть ли будущее у Трампа?

    От тюрьмы и сумы до Белого дома. Что говорить, смысл второго импичмента – потерпевшего фиаско, как и первый – поставить крест на политической…

  • Больше трэша!

    Почему в Вашингтоне все еще остаются заборы с колючей проволокой и национальные гвардейцы? Исполняющая обязанности начальника полиции Капитолия…