igor_piterskiy (igor_piterskiy) wrote,
igor_piterskiy
igor_piterskiy

Categories:

Почему президент Трамп должен следовать своей интуиции во внешней политике.



Президент Трамп использует весь арсенал американской мощи для борьбы с угрозами, с которыми сталкивается наша нация, а не просто полагается на вооруженные силы.

С 11-го сентября президенты Джордж Буш и Барак Обама сосредоточили большую часть своих внешнеполитических усилий на терроризме и на Ближнем Востоке, в значительной степени опираясь на вооруженные силы США для решения проблем страны в этих областях. После 18-ти лет войны мы почти не достигли прогресса, ставя непосильные задачи военным и пренебрегая другими серьезными угрозами нашей национальной безопасности.

В то время как США были заняты, тратя триллионы на Ближнем Востоке, Россия и Китай добились значительных успехов в расширении своего влияния с помощью традиционной военной мощи, вторгаясь в страны у порога Европы и утверждая свое господство в Южно-Китайском море. Кроме того, за это время обе страны добились больших успехов в нетрадиционных сферах информационных и экономических войн.

Не делайте ошибку - Трамп использовал военную силу, когда это было нужно. Он решительно использовал ее, чтобы победить Исламское государство в Ираке и Сирии, но он также использует экономическую мощь. Он справедливо отказался от сделки с Ираном, которая принесла миллиарды долларов государству-спонсору №1 терроризма и использует санкции, чтобы избежать войны с Ираном, в то же время ограничивая его способность финансировать своих посредников на Ближнем Востоке. Это сочетание военной и экономической мощи удерживает нас от увязания в дорогостоящем болоте, обеспечивая при этом нашу безопасность.

Трамп использует ту же комбинацию военного и экономического давления против нашего вновь возникшего соперника России. В Сирии он позволил нашим сухопутным силам дать отпор российской агрессии. Результатом стало большое количество убитых русских наемников. Послание России было ясным: сила будет встречена силой, а не ложными красными линиями. Но он также критикует членов НАТО за покупку российского газа - практичная атака на слабую экономику России.

Трамп разумно признает ограничения военных действий. После того, как он позволил вооруженным силам США пресечь способность ИГИЛ удерживать любую территорию, существенно ограничивая его возможности планировать нападения на США, он попытался уменьшить присутствие американских войск. Трамп дал очень ясно понять: мы были там, чтобы победить ИГИЛ и уйти. Речь не шла о создании партнерских сил, обеспечении безопасности страны для проведения выборов или какой-либо другой высокой цели.

Однако интуиция Трампа встретила серьезное бюрократическое сопротивление со стороны оборонного и дипломатического истеблишмента, который утверждает, что борьба за интересы США требует присутствия американских солдат на местах. «Нам нужно придерживаться курса» стало боевым кличем левых и правых. Президента обзывают всякими нехорошими словами за желание вывести войска США после завершения их задачи.

Но Трамп видит, что для США в Сирии не может быть положительного исхода. Он понимает, что американские войска в Сирии служат мишенями для иранских прокси и российских наемников, которые поддерживают Асада, в то же время выступая в качестве невольного козыря в игре между курдами, Дамаском и Анкарой.

Ирану и России нужно противостоять, но не имеющая выхода к морю северо-западная Сирия не является подходящим местом или такой проблемой для нас, чтобы тратить наши ресурсы. Сирийские курды недостаточно тактически важны, чтобы ради них бороться с Турцией. Турция контролирует некоторые из самых стратегически важных земель и портов в регионе и является страной, которая нам нужна в нашей борьбе против российской агрессии. России нужна Турция для обеспечения связи ее Черноморского флота со Средиземным морем и тем самым с южной Европой. Русские не хотели бы ничего, кроме того, чтобы мы оставались на месте в Сирии, поддерживая сирийских курдов, создающих угрозу признанному суверенитету Турции.

Представители национального оборонного истеблишмента утверждают, что мы должны оставаться на месте, работая с нашими партнерами (в основном с сирийскими курдами), чтобы ИГИЛ не вернулось. ИГИЛ вернется, независимо от нашего присутствия в Сирии. Это не вопрос «если», к сожалению, это вопрос «когда». Чтобы понять почему, нам нужно посмотреть не дальше, чем на карту. Сунниты, живущие под Башаром Асадом и поддерживаемым Ираном иракским правительством, контролируемом шиитами, между Фаллуджей в Ираке и Хомсом в Сирии, не имеют никаких средств защиты, кроме суннитского экстремизма. Когда возникнет очередное проявление ИГИЛ, мы сможем быстро перейти к оказанию помощи региональным партнерам или к одностороннему уничтожению. А пока пусть шиитский Иран попытается контролировать этот очаг экстремизма.

Если американский народ хочет начать войну за права человека, тогда нам нужно восстановить этот проект и удвоить численность военных. В Африке, на Ближнем Востоке и в Центральной Азии есть много мест, в которых нам нужно было бы бороться с многолетними конфликтами, чтобы исправить мировые ошибки.

Внешняя политика Трампа - это не уход от проблем мира, это задействование каждого инструмента американской мощи в борьбе с угрозами, с которыми мы сталкиваемся. Основными в этом арсенале являются скрытые удары (например, с помощью дронов) и тайные операции. Войны на Ближнем Востоке, в частности гражданская война в Сирии, представляют собой войны прокси и наемников, и мы должны сосредоточиться на наборе прокси для дальнейшего вовлечения иранцев и России в жестокий суннитский мятеж. Это то, для чего наши спецслужбы обучены и оснащены.

Будучи политическим аутсайдером, Трамп свободен от преобладающих внешнеполитических доктрин, которые доминировали в годы после 11-го сентября. Традиционная республиканская внешняя политика стремилась свергнуть деспотические режимы и переделать другие страны по нашему образу.

Подобно тому, как республиканцы рассматривали вооруженные силы как средство быстрого построения новых демократий, демократы относились к ним как к инструменту для решения самых серьезных проблем мира. Администрация Обамы утверждала, что Соединенные Штаты несут ответственность за защиту населения, которому грозит опасность, где угодно и когда угодно, с целью остановить массовые убийства. Ее главным достижением стало свержение Муаммара Каддафи в Ливии и хаос, который продолжается там и по сей день.

Стремление Обамы к диалогу с Ираном позволило тому использовать беспорядок в регионе и расширить свое влияние через весь Ирак в Сирию, давая возможность нарушать международную торговлю в Персидском заливе и Красном море. В то время, как идеологические войны Америки на Ближнем Востоке не давали нам покоя, Россия и Китай экспоненциально укреплялись.

Несмотря на различия политических партий, результаты были схожими: Министерство обороны было главным и основным инструментом для действий на Ближнем Востоке и борьбы с терроризмом. Политики с обеих сторон поддерживали такой подход.

Отсутствие у Трампа политико-идеологических шор является причиной того, что он стал единственным президентом в нашей недавней истории, который смог объективно взглянуть на внешнюю политику и найти лучший курс для нашей нации.

Он был осмеян, когда сказал, что его политика «выигрышна» для нации, но мы должны спросить себя: «Какой еще должна быть наша внешняя политика?». Мы пытались восстановить худшие нации мира и не получили взамен ничего, кроме долгов и смертей. Трамп должен следовать своей интуиции и продолжать делать то, что удержит нашу страну на ее нынешнем выигрышном курсе.


Мой перевод из Kent: Why President Trump Should Follow His Gut on Foreign Policy. Автор - американский спецназовец со стажем больше 20 лет, 11 командировок в зоны боевых действий.

Кстати, кто разбирается в курдском вопросе? Правильно я понимаю, что самая мощная политическая сила у них до сих пор - Курдская рабочая партия? Хорошие такие ребята, бывшие раньше на подсосе у СССР и официально признанные террористами в ЕС и США. Не лучший союзник для США. Есть информация, что за курдов хотят вписаться государства Залива, и их военные (без опознавательных знаков, как сейчас модно) уже там. Флаг в руки...

Еще по теме:
Что делать с Ираном
Китайцы не спасут Иран

Tags: США, Трамп, политика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 11 comments