igor_piterskiy (igor_piterskiy) wrote,
igor_piterskiy
igor_piterskiy

Category:

Капитализм - лучшее лекарство от бедности.



"Что является причиной бедности? Ничто. Это исходное состояние по умолчанию, отправная точка. Настоящий вопрос в том, что является причиной процветания." (Пер Билюнд)

Это абсолютно правильно. На графиках ниже показаны оценки мирового ВВП на душу населения: один (по Мэддисону) начинается с рождения Христа, а другой (по ДеЛонгу) - с конца последнего ледникового периода. На протяжении большей части человеческой истории бедность такого типа, которую в современном мире почти невозможно себе представить, была достоянием почти всех на планете. В течение этих столетий люди выживали примерно на 3 доллара в день - достаточно для прожиточного минимума. В хорошие времена уровень жизни мог повыситься, но один неурожай или стихийное бедствие могли ввергнуть сообщество в крайнюю нищету.



К счастью, такого больше нет. Как я недавно писал в Star Tribune: «Около 200 лет назад все стало быстро меняться. Сегодня средний американец живет примерно на 130 долларов в день. В Европе, Канаде, Австралии и некоторых частях Южной Америки и Азии наблюдается такой же рост».

Что случилось? Случился капитализм.

Мрачные реалии жизни до капитализма.

Моя статья вызвала ответное письмо в Star Tribune. В нем говорится:

Да, ранние капиталисты действительно улучшили свою жизнь, но подавляющее большинство людей сильно страдало и едва могло зарабатывать прожиточный минимум. Имейте в виду, что неограниченный капитализм означал работу по крайней мере 12 часов в день, шесть дней в неделю для подавляющего большинства мужчин, женщин и детей.

Несомненно, жизнь на «темных дьявольских фабриках» раннего капитализма была мрачнее, чем то, что предлагает развитая экономика сегодня. Но этот корреспондент полностью игнорирует, какой была жизнь до капитализма. Она тоже была мрачной. В своей книге The Great Escape экономист Ангус Дитон объясняет «ловушку питания», с которой когда-то сталкивалось население Британии:

Население Британии в восемнадцатом и начале девятнадцатого веков потребляло меньше калорий, чем было необходимо для того, чтобы дети смогли полностью раскрыть свой потенциал, а взрослым - для поддержания здорового функционирования организма и для выполнения производительной и хорошо оплачиваемой ручной работы. Люди были очень худыми и очень низкорослыми, возможно, такими же низкорослыми, как в любое предыдущее (или последующее) время.

Дитон объясняет, как этот недостаток питания повлиял на организмы людей:

На протяжении всей истории люди приспосабливались к нехватке калорий, не вырастая слишком большими или слишком высокими. Мало того, что задержка роста является следствием отсутствия достаточного количества пищи, особенно в детском возрасте, для меньших тел требуется меньше калорий для выживания, и они позволяют работать при меньшем количестве пищи, чем было бы необходимо большему человеку. Рабочий ростом в шесть футов и весом 200 фунтов выжил бы в восемнадцатом веке примерно так же, как человек на Луне без скафандра; в среднем просто не хватало еды, чтобы поддерживать популяцию людей сегодняшних физических размеров.

Если вы когда-нибудь пытались протиснуться в дверь средневекового английского здания, вы сразу сможете это представить. Средний англичанин 18-го века получал меньше калорий, чем средний человек, живущий сегодня в странах Африки к югу от Сахары. И поскольку они были слишком бедны, чтобы есть, эти англичане мало работали. Дитон пишет:

Низкорослые работники восемнадцатого века были фактически заперты в ловушке питания; они не могли много зарабатывать, потому что были физически слабыми, и они не могли есть, потому что без работы у них не было денег, чтобы покупать еду.

В своей превосходной книге Progress Йохан Норберг обобщает выводы исследования историка экономики Роберта Фогеля:

Двести лет назад около двадцати процентов жителей Англии и Франции вообще не могли работать. В лучшем случае у них было достаточно энергии для нескольких часов медленной ходьбы в день, что обрекало большинство из них на попрошайничество.

Короче говоря, до капитализма «подавляющее большинство людей сильно страдало и едва могло зарабатывать прожиточный минимум».

Мой корреспондент продолжил, сказав, что:

Условия на шахтах, фабриках и других рабочих местах были очень опасными. Это причина, почему «в 1860-м году доля умерших в первые пять лет жизни в населении мира составляла 41%», как говорит Фелан, и эта цифра была улучшена только позднее в 20-м веке.

Но в 1860-м году большинство людей не работали на «шахтах, фабриках и других рабочих местах». Хотя капитализм рспостранялся быстро, это все же заняло некоторое время. В 1860-м году доля городского населения в общей численности населения в Соединенных Штатах составляла всего 19.8%. К 1900-му году стало вдвое больше, а доля умерших в первые пять лет жизни в населении мира сократилась до 36.2%. Большинство людей все еще жили той же мрачной доиндустриальной жизнью, которую описал Дитон. В конце концов, Петтиджонсы, трагическую историю которых я рассказал в своей статье, умерли в сельской Миннесоте, а не на шахте, фабрике или другом рабочем месте.

Капитализм сделал всех нас богаче.

Чтобы получить представление о том, насколько широко распространились преимущества капитализма, спросите себя, хотите ли вы поменяться местами с Джоном Д. Рокфеллером и жить так, как он жил в 1916 году?

Экономист Дональд Дж. Будро пишет:

Если бы вы были американским миллиардером 1916-го года, вы, конечно, могли бы позволить себе отличную недвижимость. Вы могли бы позволить себе дом на 5-й авеню, или дом с видом на Тихий океан, или дом на своем тропическом острове (или все три). Но когда вы отправились бы из манхэттенского жилья в свой дворец на западном побережье, это заняло бы несколько дней, и если бы вы совершали эту поездку в летние месяцы, у вас, скорее всего, не было бы кондиционера в вашем личном железнодорожном вагоне.

И хотя у вас мог быть кондиционер в вашем доме в Нью-Йорке, во многих домах друзей, которые вы посещаете, а также в ресторанах и офисах, где вы часто бываете, не было бы кондиционеров. Зимой многие также плохо отапливались бы по сегодняшним меркам.

Путешествие в Европу заняло бы у вас несколько дней. Чтобы добраться до других стран за пределами Европы, вам потребовалось бы еще больше времени.

Вы хотите доставить за ночь посылку или письмо из Нью-Йорка кому-нибудь в Лос-Анджелесе? К сожалению, это невозможно.

Вы не можете ни слушать радио (первая коммерческая радиопередача состоялась в 1920-м году), ни смотреть телевизор. Вы можете, однако, позволить себе самый современный фонограф той эпохи. (Хотя и не стерео. И, я уверен, даже нынешние любители винила предпочли бы слушать музыку, воспроизводимую на современном компакт-диске, а не музыку, воспроизводимую на фонографе 1916-го года.) Очевидно, что вы не можете загружать музыку.

Не так много фильмов, которые вы могли бы посмотреть, даже если вы можете позволить себе собственный домашний кинотеатр.

Ваш телефон прибит к стене. И он не работает со Skype.

Ваш роскошный лимузин с гораздо большей вероятностью сломаетсяся, пока вас возят по городу, чем ваша машина сегодня, пока вы сами едете на занятия йогой. После поломки, терпеливо ожидая, пока ваш шофер закончит чинить лимузин, вы не сможете никому позвонить, чтобы сообщить об опоздании на встречу.

Если вы, находясь в своем доме на Манхэттене, захотели попробовать тайское красное карри, курицу виндалу, вьетнамский фо или фалафель, вам не повезло: даже в том маловероятном случае, что вы знаете о таких изысканных блюдах, ваш шеф-повар, вероятно, не знает, как их приготовить, а в нью-йоркских ресторанах еще нет таких экзотических блюд. И хотя у вас, возможно, есть в 1916-м году деньги, чтобы позволить себе ежедневную миску черники в вашем доме в Нью-Йорке в январе, даже для очень богатых такие расходы, вероятно, были бы чрезмерны.

Ваше соединение Wi-Fi было бы мучительно медленным - о, подождите, верно: его бы не было. Неважно, потому что у вас не было бы ни компьютера, ни доступа в Интернет. (Боже мой, тогда даже не было блогов, которые вы могли бы почитать!)

Даже самая лучшая медицинская помощь тогда была ужасной по сегодняшним меркам: гораздо более болезненной и гораздо менее эффективной. (Вспомните Кулиджа-младшего.) Антибиотики были недоступны. Эректильная дисфункция? Биполярное расстройство? Живите с такими заболеваниями. Это был ваш единственный вариант.

Вы (если вы женщина) или (если вы мужчина) ваша жена и, в любом случае, ваша дочь и ваша сестра имели гораздо больше шансов умереть при родах, чем сегодня. Ребенок имел намного меньше шансов пережить младенчество, чем типичный американский новорожденный сегодня.

Стоматологическая помощь была не лучше. Ни за какие деньги вы не могли бы купить электрическую зубную щетку. (Однако вы могли бы позволить себе самые лучшие зубные протезы.)

Несмотря на все свое тщеславие, вы бы не смогли получить контактные линзы, надежное восстановление волос или современное безопасное увеличение груди. И забудьте о липосакции, чтобы избавиться от результатов поедания слишком большого количества черепашек в сливочномм соусе.

Конечно, вы обожали бы вашу дорогую маленькую собачку, но за все ваши богатства, вероятно, нельзя было бы получить такую ветеринарную помощь, какая доступна сегодня в любом городке по всей стране.

Вы были бы полностью отрезаны от культурного богатства, которое глобализация породила в прошлом столетии. Не было бы никакого вдохновленного Америкой, созданного британцами рок-н-ролла, играемого на электрогитарах. И никакого регги. Джаз все еще был в младенчестве, всего лишь несколько записей.

Вы могли бы позволить себе купить лучшие швейцарские часы, но даже они не могли бы показывать время так же точно, как дешевый Timex сегодня (не говоря уже о точности времени в вашем смартфоне).


Таким образом, средний американец не захочет поменяться местами не только с одним из докапиталистических недоедающих гномов Дитона, но, вероятно, и с Джоном Д. Рокфеллером. Это говорит не только о способности капитализма создавать богатство, но и его способности делать это для многих.

"Золотой век" человечества - это сейчас.

Жизнь, от которой капитализм нас освободил, была тяжела за гранью воображения. Романтики 19-го века, эмоционально приукрашивающие утерянный пасторальный рай, были, как правило, выходцами из среднего и высшего сословий, ничего в жизни не делавшими руками. Очень легко создать рай из того, что вы никогда не испытывали на собственной шкуре.

Благодаря капитализму человечество впервые увидело возможность избавления от материальной бедности. Даже Карл Маркс воздал должное, написав в 1848-м году:

Буржуазия за время своего правления в течение почти ста лет создала более мощные и более грандиозные производительные силы, чем все предшествующие поколения вместе взятые. Подчинение сил природы человеку, машинное производство, применение химии в промышленности и сельском хозяйстве, пароходы, железные дороги, электрический телеграф, расчистка целых континентов для возделывания, плотины и шлюзы на реках, целые популяции, возникшие будто из под земли - кто в прежние века мог подозревать, что такие производительные силы дремали в недрах общественного труда?

Вы могли прочитать, что при капитализме «немногие привилегированные люди бессовестно богаты, а почти все остальные обречены быть в той или иной степени бедными». Это чепуха. До капитализма почти все были в той или иной степени бедны. При капитализме почти все стали богаче, чем богатейшие люди до него. Как недавно кто-то сказал, если ваше мировоззрение начинается с «Как уменьшить количество богатых людей?», вы склоняетесь к социализму. А если с «Как уменьшить количество бедных людей?» - к капитализму.



Мой перевод из Capitalism is the greatest anti-poverty scheme ever discovered.

Еще по теме: Моральность свободного рынка

Tags: экономика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 127 comments