igor_piterskiy (igor_piterskiy) wrote,
igor_piterskiy
igor_piterskiy

Categories:

Бывшие рабы об ужасах рабства в США.



В истории с обложки American Renaissance за июнь/июль о претензиях черных на репарации из-за рабства было обсуждение рабов и условий, в которых они жили. Вашим читателям может быть интересно узнать, что во времена Великой депрессии у кого-то возникла идея отправить людей на юг, чтобы взять интервью у последних оставшихся чернокожих, которые были рабами - и тогда им было уже за 80 или 90 лет. Некто по имени Джордж П. Равик собрал эти рассказы в 19-томник под названием «Американский раб: составная автобиография», который затем публикуется издательством Greenwood Press.

Ряд книг основан на этих интервью, и несколько лет назад я прочитал одну из них под названием «До свободы: 48 устных историй бывших рабов Северной и Южной Каролины». Она была составлена Белиндой Херменс и опубликована Mentor (Penguin) в 1990-м году. Я помню, что из этих 48-ми интервью только два можно было назвать враждебными к бывшим хозяевам, рабству или белым. Некоторые были более или менее нейтральными, но, безусловно, большинство выражало позитивное отношение к бывшим владельцам и рабству. Вот некоторые выдержки:

Пэтси Митчнер, 84 года во время интервью 2-го июля 1937-го года:

Не прошло и 2-х лет после капитуляции [Юга], как два из каждых трех рабов стали мечтать вернуться к своим хозяевам. Доброта хозяев к ниггерам после войны - причина того, что у ниггеров сегодня что-то есть. Между хозяевами и рабами было много любви, и мало кто из нас сегодня не любит белых людей...

В некоторых отношениях рабство было для нас лучше, чем то, что сейчас. Негры тогда не несли никакой ответственности; просто работай, слушайся и ешь.


Бетти Кофер, 81 год:

Остальные члены семьи были хорошими людьми и добры ко мне, но мисс Эллу я любила больше всех и больше всех на свете. Она была моей лучшей подругой. Если я когда-нибудь чего-нибудь хотела, я просто просила ее, и она отдавала это мне или как-то доставала для меня... Я дожила до того, чтобы увидеть, как три поколения моих белых людей приходят и уходят, и они самые лучшие люди на Земле.

Аделина Джонсон, 93 года:

Это было счастливое время, счастливые дни... Я буду довольна, увидев своего Спасителя, которому молился мой старый хозяин, и о котором проповедовал мой муж. Я хочу быть на небесах со всеми моими белыми людьми, просто ждать их, любить их и служить им, что-то вроде того, что я делала во времена рабства. Этого будет достаточно для Аделины.

Мэри Андерсон, 86 лет:

Я думаю, что рабство было очень хорошим делом для мамы, папы, меня и других членов семьи, и я не могу сказать ничего, кроме хорошего про моих старых хозяина и хозяйку, хотя я могу говорить только за тех, чьи условия я знала во время рабства и после. Для меня и для них, скажу еще раз, рабство было очень хорошей вещью.

Симуэль Риддик, 95 лет:

Мои белые были хорошими людьми. , , Мне нечего сказать против рабства. Мои старые хозяева одели меня, когда я был мальчиком. Они дали мне туфли и чулки и надели их на меня, когда я был маленьким мальчиком. Я любил их, и я ни в чем не могу пойти против них. Были некоторые вещи, которые мне не нравились в рабстве на некоторых плантациях, битье и продажа родителей и детей отдельно друг от друга, но мне особо нечего сказать. Со мной обращались хорошо.

Сильвия Кэннон, 85 лет:

В старые времена определенно было лучше, чем сейчас. Я знаю это. Цветные во время рабства никогда не имели долгов, которые надо платить. Никто не говорит о том, что ни одного цветного не сажали в тюрьму до освобождения [рабов]. Тогда было больше еды и больше одежды, и все время была хорошая одежда, потому что белые все-все обеспечивали. Было много гороха, риса, свинины, крольчатины, рыбы и тому подобного.

Когда я думаю об этих интервью, мне вспоминается то, что я вижу сейчас среди невестернизированных африканцев (автор к тому времени почти 20 лет жил в Африке). Они любят и уважают белых, потому что, вообще-то, белые относятся к ним лучше, чем их черные собратья.

В предисловии к этому сборнику редактор затрудняется объяснить все эти благоприятные высказывания о белых и рабстве. Лучшее, что она может сделать - это указать, что интервью были проведены в разгар депрессии, и люди, должно быть, с ностальгией оглядывались в прошлое, когда у чернокожих были еда, одежда, жилье и т.д..

Даже если это может объяснить приятные воспоминания о состоянии рабства, это не объясняет приятные воспоминания о белых хозяевах. Что особенно удивительно, так это то, что после просеивания тысяч интервью и при явно выраженном либеральном уклоне редактора все еще есть такое преобладание положительных высказываний о белых и рабстве. Можно сделать вывод, что это была, по крайней мере, очень распространенная реакция, если даже не сказать типичная.


Мой перевод из Forgotten Black Voices.

Бляха-муха, я прям прослезился! Самому в рабство захотелось! Шутка. Хотя это давно известный медицинский факт: большинству нужна не свобода, а чтоб было тепло и сытно. Ностальгия некоторых по "совку" - оттуда же...

Еще по теме:
Разыгрывая карту рабства
Историческое мошенничество: что от нас скрывают о рабстве и не только о нем
"Колониализм положил конец рабству"
Рабство послужило основой процветания США?
Про один исторический миф

Tags: США, политика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 60 comments