igor_piterskiy (igor_piterskiy) wrote,
igor_piterskiy
igor_piterskiy

Category:

Обман с репарациями за рабство.



Последняя попытка черных извлечь расовую выгоду из белых - растущий запрос на «репарации» за несправедливости рабства. Хотя ни Конгресс, ни какой-либо законодательный орган штата в ближайшее время, скорее всего, не примет акт о репарациях, чернокожие активисты закладывают основу того, что, как они надеются, приведет к массовой передаче богатства от белых к черным.

Требование репараций основано на совершенно ошибочном понимании происхождения, природы и последствий рабства. Тем не менее, в наши дни царит атмосфера, когда белые терпеливо выслушивают практически любые требования, предъявляемые черными во имя расы. Какой бы нелепой ни показалась идея, все еще возможно, что наша страна передаст деньги сегодняшним черным в порядке искупления за практику, которая закончилась 130 лет назад.

Основанием для репараций является то, что современные черные якобы имеют моральное право на компенсацию за неоплачиваемый труд их предков. Это право не подлежит сомнению; разногласия касаются только размера компенсации и способа ее распределения. Убеждения активистов частично основаны на идее, что негры «построили Америку», что рабство было исключительно прибыльным и продуктивным, и что сегодняшние американцы обязаны своим материальным комфортом рабскому труду в прошлом. Миллиарды долларов, которые будут переданы чернокожим, будут лишь справедливой компенсацией за жизненно важный вклад их предков.

Активисты, требующие репараций, были воодушевлены Актом о переселении в военное время 1988-го года, который предусматривал выплату 20 тыс. долларов каждому из 120 тыс. американских японцев, которые были интернированы во время Второй мировой войны. Черные также указывают на миллиарды долларов, которые Германия выплатила за эти годы в качестве компенсации за свою еврейскую политику военного времени. Платежи пошли не только частным лицам, но и государству Израиль. Такие выплаты создают прецедент для наказания сегодняшних (и завтрашних) налогоплательщиков за действия, совершенные их правительствами в прошлом.

Хотя много различных групп по всей стране агитирует за репарации, самой крупной и наиболее организованной является Национальная коалиция афроамериканцев за репарации в Америке, которая использует псевдоафриканскую аббревиатуру N'COBRA. Группа базируется в Вашингтоне (округ Колумбия) и имеет отделения и филиалы в других штатах. Винс Гудвин, сопредседатель группы, описывает рабство как «крупнейший из совершенных холокостов» и рассматривает репарации как единственный способ, которым Америка может «излечить себя».

N'COBRA была в восторге, когда член палаты представителей Джон Конайерс из Детройта внес в Конгресс законопроект о создании президентской комиссии по изучению репараций чернокожим. Сегодня основная миссия N’COBRA состоит в том, чтобы поощрять инициирование аналогичных законопроектов как в Конгрессе, так и в законодательных органах штатов.

Сенатор штата Массачусетс Уильям Оуэнс фактически провел слушания по законопроекту о репарациях, и один из них был представлен в Мичигане. Города с большим черным населением приняли резолюции, требующие репараций. Детройт и Вашингтон (округ Колумбия) выдвинули официальные требования, а детройтское отделение N'COBRA принялось пикетировать местное здание федеральных офисов.

Городская лига и NAACP присоединились к требованиям возмещения ущерба, Джесси Джексон также поддержал эту идею. Бывший профессор Гарвардской юридической школы Деррик Белл верит в репарации, потому что «Борьба с расизмом требует действий... Следует попробовать все, что только можно». Луис Фаррахан из «Нации ислама» давно проповедует форму репараций, которая включала бы передачу нескольких американских штатов черным, наряду с огромными денежными выплатами.

Даже один видный белый неоконсерватор Чарльз Краутхаммер публично поддержал репарации. Он говорит, что выплаты черным были бы для них лучше, чем «теплый свет снисходительности, пронизывающей позитивные действия». Как только долг за рабство был бы погашен, Америка могла бы с чистой совестью отказаться от позитивных действий (имеется в виду дискриминация в пользу черных) и, наконец, перестать обращать внимание на цвет кожи.

Для активистов борьбы за репарации этого будет недостаточно. Дороти Льюис из Комитета по репарациям для черных объясняет, что позитивные действия и репарации являются средствами исправления разных ошибок. Как она объясняет: «Позитивные действия необходимы для борьбы с расизмом, существующим в настоящее время».

Движения за репарации набирают силу в Бразилии, на Ямайке и в Англии. Как говорит жена сенатора штата Массачусетс Синди Оуэнс: «Рабы построили не только эту страну, но и Ямайку, Багамы, Англию и другие места. Почему бы нам всем не заплатить за этот труд?»

Даже Черный континент заразился лихорадкой репараций. В 1991-м году президент Нигерии Ибрагим Бабангида публично потребовал, чтобы Африка получила компенсацию за людей, которых она потеряла из-за работорговли, и он планирует провести международную конференцию этим летом, чтобы уточнить детали. Среди выступающих будут Нельсон Мандела из Африканского национального конгресса и президент Зимбабве Роберт Мугабе.

Подсчет компенсаций за ущерб очень увлекателен. Эндрю Дженкинс, агент по недвижимости из Детройта, активист борьбы за репарации в течение 27 лет, говорит, что каждый афроамериканец в стране имеет право на 1 миллион долларов. Похоже, его не смущает, что это составит около 30 триллионов долларов, или эквивалент всего федерального бюджета за последние 20 лет или около того. Сенатор штата Массачусетс Оуэнс более скромен. Он считает, что долг составляет всего 3 триллиона долларов, ну, может быть, еще триллион.

Один из любимых способов подсчёта долга - выяснить, сколько стоили в 1865-м году 40 акров и мул, а затем прибавить накопленные проценты до настоящего времени. Теоретик из штата Вашингтон приходит к выводу, что получается до $ 98191.35 на каждого черного. У мистера Краутхаммера - самое скупое предложение из всех: 100 тыс. долларов на каждую черную семью из четырех человек.

Как и многое из того, что в нашей стране говорят и делают во имя расы, все это просто безумие. Во-первых, рабовладельцы действительно покупали и продавали рабов и заставляли их работать без заработной платы.

Однако все рабы и рабовладельцы давно мертвы. Не существует никаких правовых оснований ни для наказания отдаленных потомков за проступки их предков, ни для вознаграждения отдаленных потомков тех, кто был обижен.

Параллели между компенсациями интернированным японцам и сегодняшним черным сомнительны. Во-первых, только те, кто был фактически интернирован, получили компенсацию. Выжившие дети ничего не получают. Кроме того, интернирование было преднамеренным актом правительства Соединенных Штатов, поэтому можно привести аргументы в пользу возмещения ущерба правительством. Рабство было частной практикой, регулируемой штатами и местными властями. Федеральное правительство никогда не владело ни одним рабом. Когда оно отменило рабство (посредством сомнительной конституционной поправки без участия штатов побежденной Конфедерации), оно прекратило частную практику, которая началась более чем за столетие до того, как федеральное правительство вообще появилось.

Те, кто игнорирует эти очевидные аргументы и, тем не менее, настаивает на государственной компенсации, делают это потому, что верят в две вещи: рабство было уникальным и беспримерным злом, совершенным белыми по отношению к черным, и оно было настолько продуктивным, что Америка оставалась бы бедной без него. Первая из этих идей настолько широко распостранена, что это почти символ веры, и для того, чтобы опровергнуть оба обвинения, стоит рассмотреть некоторые детали рабства.

Работорговля

Рабство и торговля людьми были хорошо известны в Африке задолго до появления европейцев. Нет сведений о том, что белые когда-либо отправлялись во внутренние районы Африки в поисках рабов; им не нужно было это делать. Примерно 500 тыс. чернокожих (по другим подсчетам - меньше 400 тыс.), которых привезли в Соединенные Штаты, были сначала захвачены африканцами и доставлены на побережье профессиональными африканскими работорговцами.

Рабы, как правило, попадали в плен в войнах между племенами, но африканцы знали, что нецелесообразно порабощать людей из соседних племен, поскольку они могут легко бежать обратно к своим. Поэтому пленники продавались торговцам, которые перепродавали их только после того, как доставляли рабов так далеко от дома, что они не могли вернуться. Эта инфраструктура была легко адаптирована для удовлетворения потребностей белых работорговцев.

Тем не менее, трансатлантическая торговля имела некоторые особенности, отличающие ее от традиционной межплеменной торговли. В африканских войнах обычной практикой было порабощать захваченных женщин и детей, но убивать всех мужчин. Для африканцев было приятным сюрпризом открыть выгодный экспортный рынок для мужчин. Поэтому многие из рабов, которых отправляли из внутренних областей к морю, были бы убиты, если бы не спрос на них в Новом Свете.

Некоторые африканцы создавали рейдовые группы специально для снабжения европейских рабовладельцев, но основным источником трансатлантической торговли был поток пленников племенных войн. Поэтому самые многообещающие места для получения рабов перемещались туда-сюда по побережью, в зависимости от хода войн. Когда наступал мир вдоль реки Гамбия, операции перемещались на Сасандру или Конкуре.

Белые, конечно, не захватывали мужчин в Африке грабительским путем. В отличие от африканцев, которые их снабжали, белые платили за то, что получали. Если сегодняшние африканцы и должны кому-то предъявлять претензии, то это их собственными предками, а не белым.

Что касается афроамериканцев, идея о том, что им следует платить из-за несправедливости по отношению к их предкам, рассыпается в прах, если сравнить их нынешнее положение с положением африканцев. В мировой истории никогда не было группы черных, которые бы пользовались материальным благополучием афроамериканцев. Даже самый бедный афроамериканец живет намного лучше, чем средний африканец. Что бы ни говорили о несправедливостях, совершенных по отношению к рабам, их потомки имеют все основания быть благодарными за то, что их предки были отправлены в Америку, а не убиты или оставлены в Африке.

Высокий уровень жизни, которым пользуются черные в Америке, объясняется тем, что они живут среди белых. Чтоб увидеть пример того, какое общество они сами построили бы для себя, достаточно посетить Либерию. Эта западноафриканская нация, созданная освобожденными американскими рабами, долгое время была одной из самых несчастных наций на несчастном континенте и сейчас находится в состоянии варварской анархии.

Более того, несмотря на то, что они любят поговорить об афроцентризме, очень немногие американские негры эмигрируют в Африку. Те, кто думает, что хотели бы «вернуться домой», обычно меняют свое мнение после одного визита. Сила притяжения работает совсем в другом направлении; сотни тысяч африканцев приедут в Америку, если смогут. (На самом деле - много больше, в США уже миллионы черных иммигрантов)

Очень глупо утверждать, как это делают сторонники репараций, что Соединенные Штаты стали уникально процветающими благодаря труду черных. Черные способствовали развитию Америки примерно так же, как лошади, работая под управлением белых. Более того, те части страны, где рабство было наиболее распространено, всегда были самыми бедными и остаются бедными по сей день.

Юджин Дженовезе, марксист-историк рабства, который, конечно же, мало симпатизирует рабовладельцам, пишет, что рабовладельческий строй тормозил развитие Юга. Он утверждает, что, поскольку рабов нельзя было приучить бережно обращаться с домашним скотом, Юг не развивал животноводческую отрасль. Современное сельскохозяйственное оборудование не могло использоваться на плантациях, потому что рабы наверняка сломали бы его. Те сельскохозяйственные орудия, которые применялись, были простыми, грубыми и тяжелыми. Например, «мотыга ниггера» весила в три раза больше, чем более эффективная «английская мотыга», которую рабы обычно ломали. Рабский труд на фабриках был практически исключен, потому что рабам нельзя было доверять машины.

Говорят, что раб был самым ленивым, самым ненадежным работником на Земле, и за ним надо было постоянно следить. Распространенным высказыванием о его способностях было: «Требуется два раба, чтобы помочь одному ничего не делать». Также не всегда можно было выжать из раба больше под угрозой наказания. «Каждая попытка заставить раба превысить предел, который он установил себе сам», писал один владелец, «...только делает его бесполезным и неуправляемым, досада и проклятие».

Кроме хлопковых полей, есть некоторые сомнения относительно того, было ли рабство вобще прибыльным. Фредерик Ло Олмстед (1822-1903), ландшафтный архитектор, спроектировавший Центральный парк в Нью-Йорке, изучал рабство, когда совершил поездку по довоенному Югу. По его оценкам, на многих плантациях производительность рабов составляла треть от производительности наемных работников на фермах в Новой Англии. Он был убежден, что свободных черных можно нанять гораздо дешевле, чем содержать рабов.

Хотя некоторые рабы работали долгие часы, антирабовладельческие трактаты на Севере изобиловали подчетами того, насколько может быть сокращен чрезмерный досуг рабов при строгой северной практике трудоустройства. Они обещали, что отмена рабства приведет к решительному росту производительности нации.

Рабочие на Севере хорошо знали об этих аргументах. Рабы обеспечивались, как дети, и содержались и в случае болезни, и в старости. Наемные работники на Севере, у которых не было отпусков по болезни, детских пособий или пенсий, часто задавались вопросом: не хуже ли они, чем рабы.

Газета для рабочих, The Fall River Mechanic, нападала на «людей, которые стоят и демонстрируют жалость к рабам на Юге, но железной рукой подавляют белых рабочих на Севере». Другая газета, The Man, высмеивала женщин из высшего общества, которые поддерживают отмену рабства:

Их нежные сердца страдали,
Когда речь шла о несчастьях негров,
А в это время умирал белый раб,
Создававший богатство их отцов.


Многие южане твердо верили, что они относятся к рабам лучше, чем капиталисты-янки относятся к рабочим. Джеймс Хаммонд, южный сенатор, однажды упрекнул своего коллегу из Нью-Йорка на заседании Сената следующими словами: «Наших рабов нанимают на всю жизнь и дают им хорошую компенсацию... Ваших нанимают на день, не заботятся о них и плохо платят».

Одним из признаков ценности жизни рабов была практика, которую Олмстед отмечал в своих путешествиях: для осушения болот и рытья оросительных каналов неизменно нанимались чернорабочие-ирландцы. Малярия и кишечные заболевания делали это одними из самых опасных работ на Юге. Когда Олмстед спросил, почему нанимают ирландцев, ему ответили: «Это опасная работа, а жизни негров слишком ценны, чтобы рисковать ими. Знаете, если умрет негр - это значительная потеря».

Ценность черного как раба защищала его и в других случаях. В период с 1840-го по 1860-й год из более чем 300 человек, линчеванных толпами на Юге, менее 10 процентов были черными. До тех пор, пока черный обладал материальной ценностью, он был в большей безопасности от линчевателей, чем белый.

Как отметил Олмстед, когда черные были рабам, то, казалось, не было «естественной» антипатии белых к черным, и существовала привязанность и близость, которые вызвали бы отвращение у северян. Именно после Реконструкции, когда "саквояжники" побуждали освободившихся черных издеваться над своими бывшими хозяевами и унижать их, белые из низшего класса стали ненавидеть черных и получать удовольствие от линчевания.

"Эпоха террора"

Сегодня, как часть кампании за репарации, рабство описывается как психопатическая "эпоха террора", самое черное пятно в истории белых людей. Конечно, были случаи варварски плохого обращения, но они были исключениями.

В книге «Мышление Юга» У. Дж. Кэш пишет, что стандарт, согласно которому «никто не может жестоко избивать, морить голодом или перегружать своих рабов, стал живым правилом повседневного поведения; стандарт, настолько обязательный, что любой, кто его нарушал, вызывал презрение». Многие владельцы гордились добротой, которую они проявляли к «своим людям», и даже аболиционисты Севера неохотно признавали определенные благородные обязательства, присущие лучшим представителям Юга. Стоит отметить, что даже в великом аболиционистском произведении, "Хижине дяди Тома", злодей-садист был не южным рабовладельцем, а надзирателем-янки.

Рабы были ценным имуществом, которое могло себе позволить только одно домохозяйство на Юге из пяти. Представители менее благородных классов, которые могли бы стать жестокими хозяевами, обычно были слишком бедны, чтобы иметь рабов.

Хотя сегодня это не модно признавать, отношения хозяина и раба часто были дружескими. Тогдашняя песенка иллюстрирует, почему некоторые рабовладельцы сопротивлялись идее «колонизации» черных - отправке их обратно в Африку:

Что? Колонизировать старого кучера Дика?
Моего приемного брата Ната?
Ту, которая была мне больше, чем мать, когда я болел?
Уходи, Хэл, не надо об этом!


То, что к рабам обычно обращались как к «тетушке», «дядюшке» или «мамочке», показывало любовь, которую их хозяева испытывали к ним. Конечно, были акты жестокости по отношению к рабам, но зацикливаться на них - значит нарисовать ложную картину Юга. Когда Джефферсон Дэвис прощался с рабами на своей плантации в Миссисипи, чтобы занять пост президента Конфедеративного правительства в Монтгомери, он плакал, и его рабы плакали. Конечно, картина «счастливых негров» в рабстве - это еще не все. Везде, где армии Союза шли по Югу, все, кроме домашних слуг, как правило, убегали, чтобы присоединиться к ним.

Активисты обычно утверждают, что правительство «обещало» освобожденным рабам по 40 акров и мулу, и что это дает сегодняшним черным право на законный иск. Это правда, что Таддеус Стивенс, который хотел наказать Юг, предложил закон, чтобы конфисковать все земельные владения на Юге стоимостью 5000 долларов или больше, разбить их на участки по 40 акров и отдать черным. Его целью было не столько облагодетельствовать черных, сколько унизить южную аристократию, которую он ненавидел, и его законопроект так и не стал законом.

Агитаторы за репарации также игнорируют тот факт, что некоторые рабовладельцы были черными. В 1830-м году более 3600 свободных афроамериканцев имели рабов, и некоторые из них были достаточно состоятельны, чтобы владеть сотнями. Как программа репараций будет относиться к потомкам черных, которые владели рабами - или которые принадлежали черным?

Хотя предполагается, что белые должны каяться именно за рабство, в некоторых случаях рабы жили лучше, чем свободные черные. Согласно одному современному исследованию, уровень детской смертности среди рабов составлял 153 на тысячу человек. Еще в 1915-м году уровень детской смертности среди черных в штате Массачусетс составлял 163 на тысячу, в Пенсильвании - 185, а в Нью-Йорке - 192.

Окончательный подсчет

Аргументы за репарации частично основана на том мнении, что, даже если больше нет рабов, которым надо заплатить за их принудительный труд, страна в целом извлекла столько пользы из рабства, что должна заплатить за это преимущество. На самом деле, окончательный подсчет выгод от присутствия в Америке черных, рабов или свободных, дает ошеломляюще отрицательный результат.

Отнюдь не способствуя прогрессу страны, рабство, вероятно, являлось препятствием для развития Юга. Более того, как однажды указал Авраам Линкольн делегации черных, что именно присутствие их расы стало причиной величайшего безумия самоуничтожения в стране: «Посмотрите на наше нынешнее положение - страна, вовлеченная в войну! - наши белые режут друг другу глотки... Но без вашей расы среди нас не могло бы быть войны, хотя многим, воюющим на обеих сторонах, нет до вас никакого дела».

Со времени отмены рабства в тех частях страны, где проживает большое число черных, наблюдаются преступность и нищета, которые только усугубились в последние десятилетия. Только самое героическое «празднование разнообразия» позволяет рассматривать присутствие черных в Соединенных Штатах как что-то меньшее, чем бедствие, и именно за это белые продолжают платить высокую цену.

Тюрьмы, социальное обеспечение и предупреждение преступности непропорционально оплачиваются белыми. Черные низшего класса сделали многие наши города такими грязными и опасными, что белые там редко встречаются. Школьная интеграция настолько понизила стандарты государственного обучения, что многие белые теперь платят за две системы: государственные школы для негров и частные для своих детей. Как нынче иногда говорят южане: «Если бы мы знали тогда то, что знаем сейчас, мы бы сами собирали хлопок». Они чувствуют, что уже пострадали более чем достаточно за грехи своих предков.

Рабство практиковалось только частью народа только в одной части страны. Лишь крошечное меньшинство нынешнего белого населения имеет рабовладельцев среди своих предков. Рабство прекратилось почти 130 лет назад, и именно из-за рабства современные афроамериканцы имеют более высокий уровень жизни, чем черные в любой точке мира. Поэтому призыв к «репарациям» является еще одной попыткой обвинить белых в неудачах черных и использовать это в качестве предлога для получения еще большего количества халявы на расовой почве.


Мой перевод из The ‘Reparations’ Hoax.

Написано почти 30 лет назад, а как актуально!

Название последней части напомнило анекдот:

Гаишник останавливает машину, требует открыть багажник. Смотрит - там "калаш" лежит.

- А это что?!
- Калькулятор.
- Какой же это калькулятор?!
- Для окончательных расчетов.

Еще по теме:
Срочно пришлите 15 триллионов!
Бывшие рабы об ужасах рабства в США
Неполиткорректные мысли о черных
Разыгрывая карту рабства
Историческое мошенничество: что от нас скрывают о рабстве и не только о нем
"Колониализм положил конец рабству"
Рабство послужило основой процветания США?
Про один исторический миф



Tags: США, политика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 76 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →