igor_piterskiy (igor_piterskiy) wrote,
igor_piterskiy
igor_piterskiy

Category:

Упадок и вырождение американских университетов.



...Мы слышали тогда в Союзе о “студенческих волнениях” в университетах Европы и Америки (60-е гг). Помню, читал где-то в журнале репортаж “нашего корреспондента”: в таком-то университете студенты собираются в зале и митингуют. На стене – знаменитый 11-й “Тезис о Фейербахе”. Студент в обнимку с девушкой и с “Капиталом” в другой руке… Экое брожение умов, понимаете, горячие обсуждения, обмен мнениями…

Еще был фильм прославленного Антониони “Забрыски пойнт” (1970). Ближе к действительности. Студенты митингуют, врывается полиция, стрельба, несколько студентов убиты. Один юноша достает пистолет, убивает полицейского, скрывается, ему удается угнать маленький частный самолет. Центральные эпизоды фильма: он встречает красивую девушку, конечно любовь, секс. В конце он почему-то прилетает на самолете назад, и полиция убивает его. Снято изумительно (большой мастер!). Правда, о студентах невозможно понять, что и почему. Симпатии режиссера (и зрителя!) – целиком на стороне молодых людей.

Там, кажется, отличился и Е. Евтушенко стихами о жертвах полиции, что ли...

Настолько же много можно было, по тогдашним репортажам и фильмам, понять о том, что произошло в Чикаго во время Конвенции Демократической партии в 1968 г. В одном из американских (!) фильмов (Medium Cool, по-русски назвали “Холодным взглядом”), помнится, полицейский мотоцикл врезается в машину на автостраде и едет дальше своей дорогой, тогда как машина улетает в кювет, и герой фильма – тележурналист, который хотел снять ВСЮ ПРАВДУ, - погибает вместе со своей девушкой. По-видимому, полицейский мотоцикл обладал массой танка (или четырехдверный “шевроле” 60-х – массой велосипеда?).

Настолько же правдоподобно, как и все, что писали об этом доступные нам источники. (И настолько же информативно, как сообщения в советской прессе о деле Анджелы Дэвис.)

...К тому, что происходило на самом деле, эти и подобные фильмы имеют такое же отношение, как репортажи в советских газетах. И еще того более. В американской культуре, усилиями леволиберальных историков, журналистов и киношников, сложилась сходная картина: студенты-идеалисты – романтические герои - стремились сделать Америку лучше, свободнее, справедливее и терпимее. Даже в сегодняшних статьях “Википедии” (приходилось к ней прибегать), хотя и много фактографии, подчас ощущаются умалчивания и смягчения.

Так вот. Правда состоит в том, что в середине 60-х – начале 70-х гг. университеты Америки как бы внезапно захлестнула волна оголтелой левацкой пропаганды и насилия. И что возглавляли это, так сказать, “движение протеста” идеологи крайне левого толка – коммунисты, маоисты, троцкисты и т.п., - для которых существовал только одно понимание справедливости – удовлетворение их требований, и только один вид терпимости – чтобы другие их терпели, пока они не добьются своего. Инициировано это движение было Компартией США - следовательно, финансировалось деньгами из СССР и, вероятно, из Китая. Одним из главных кумиров там был Че Геварра, и вряд ли можно ошибиться, предположив, что кубинское присутствие далеко не ограничивалось ликами героизированного садиста-убийцы на майках и транспарантах.

Компартия США давно уже старалась вовлекать в свои ряды черных американцев. С началом движения за гражданские права не только открылись новые возможности для “сочувственной” пропаганды коммунистов в среде черных, но еще и явились черные активисты, желающие этой пропаганде внимать.

О М. Л. Кинге сообщают, что он читал Маркса, но отверг насилие. Когда права черных были закреплены законом, и вводились программы “Великого общества”, он сместил акценты на борьбу с бедностью и протесты против войны во Вьетнаме. Это было смещение влево, хотя Кинг по-прежнему стоял за ненасильственные действия. Однако, в рядах движения, чьим вождем (и посмертной иконой) он стал, появились чернокожие лица иного темперамента и иных устремлений. Одним из его приближенных ко времени покушения стал преподобный Джесси Джексон – известный (впоследствии) “друг Советского Союза” и гость на съездах КПСС. И он – еще только цветочек. Ягодки народились похлеще («преподобный» Ал Шарптон, например).

Движение протеста против войны во Вьетнаме предоставило другое поприще для подстрекательской деятельности. Возможно, среди зачинателей его и были идеалисты, но это движение скоро оседлали коммунистические агенты влияния и просто коммунисты-активисты.

Придуманная Сталиным и руководимая международным коммунизмом “борьба за мир” приняла после смерти диктатора иные формы, направленные на ту же цель – подрывать устои западного общества. Только очень наивные люди могут думать, что КПСС (деньги) и КГБ (спецы) не были активно замешаны в движении протеста на Западе против вьетнамской войны. Само же это движение чем дальше, тем отчетливее проявляло свое истинное лицо: не против (войны), а за (победу хошиминовцев).

... Волна насилия и террора (большей частью, черного, но не только) поднялась во время и ПОСЛЕ ТОГО, как были приняты законы об укреплении гражданских прав, введены социальные программы “Великого общества” и правило Affirmative Action. По логике, казалось бы, должно было наступить успокоение, а вышло наоборот. Почему?

В известной мере этот парадокс объясняется, во-первых, подрывной деятельностью коммунистов и близких к ним активистов-леваков, а во-вторых, тем, что Affirmative Action открыла двери университетов массам молодых негров (о третьем факторе – в конце). При этом, специальные инструкции по применению Affirmative Аction предписывали оказывать предпочтение не просто черным перед белыми, имевшими лучшие оценки, но также и перед черными с лучшими оценками – на том благородном основании, что низкие оценки у большой группы черных были следствием только их бедности. Короче, в первую очередь принимали наименее грамотных, которые, как скоро выяснилось, не слишком жаждали знаний. Затем то же правило Affirmative Action потом открыло многим из них пути к профессуре и преподаванию...

...Один из уроков описанного состоял в том, что антивоенное движение представило замечательный повод вербовать молодежь, настраивать ее против правительства, а затем и против самого общественного порядка – короче, радикализовать ее. То был короткий период существования всеобщей воинской обязанности в Америке. По опросам, молодежь в большинстве была настроена в поддержку армии. Но были и такие, кто элементарно боялись идти на войну. Мало кому охота, однако, признаться в своей трусости даже самому себе. Поэтому они с готовностью принимали демагогию радикалов и начинали в нее верить. А радикалы внушали им, что истинный патриотизм – это отказываться идти воевать за свою страну.

Имели место массовые показательные шоу сжигания повесток. Появилось движение “Ветераны войны во Вьетнаме против войны во Вьетнаме”. Одним из уклонившихся от призыва был саксофонист-любитель Билл Клинтон, будущий президент страны (Верховный Главнокомандующий США). Одним из активистов “ветеранов” был обладатель полученных обманом наград и фальшивой военной биографии Джон Кэрри, будущий сенатор США, кандидат в президенты от Демпартии в 2004 г. и глава Госдепартамента при Обаме.

Главный же урок происшедшего в Беркли это - насколько просто оказалось радикалам захватить университет. События в Беркли показали всей стране, что администрацию вузов легко запугать и заставить уступить власть. После этого, “прямое действие” пошло по множеству кампусов страны. Университеты Америки превратились в основную базу операций Новых Левых. Джинн вырвался из бутылки.

...Вспомним еще раз, как после смерти Сталина советское руководство провозгласило курс на “мирное сосуществование”. Эта новая политика была продолжением сталинской другими средствами. Тот делал ставку на военную силу и готовился к третьей мировой (пробные шары в Корее и Зап. Берлине), а эти решили, что проще и безопаснее (для себя) подрывать западные общества изнутри и формировать новых союзников через инспирирование/ поддержку/ финансирование “национально-освободительных” или всевозможных движений протеста.

В какой социально-психологической атмосфере все это происходило? На протяжении 60-х большинство студентов в Америке относило себя к консерваторам. В стране существовали такие консервативные союзы, как Молодые Республиканцы (с 1935 г.) и Молодые Американцы за Свободу (с 1960 г.). Оба союза были гораздо более массовыми, чем SDS. Такие столпы консерватизма, как Барри Голдуотер, были более частыми гостями на кампусах, чем лидеры Новых Левых.

Разумеется, эти организации не поддерживали деятельность левых экстремистов. Но коли они не стремились менять порядки, они и не занимались на кампусах политической агитацией. Они не организовывали провокаций, даже против левых. Они использовали слово, тогда как радикалы перешли к действиям. Поэтому предотвратить захват кампусов последними они не могли. Агрессивная деятельность хорошо организованных, крикливых и напористых леваков привлекала гораздо больше внимания прессы, создавая им рекламу. Пресса, уже тогда в большой мере левонастроенная (вспомним дружную кампанию очернения Голдуотера в 1964 г.), скорее, сочувствовала радикалам и явно не принимала того, что имела сказать консервативная молодежь.

Деградация высшего образования в Америке

Конечно, точные и естественные науки, поскольку их трудно политизировать, остались на прежнем уровне и продолжали развиваться (см. однако прим.1 в конце текста) Однако, вся совокупность гуманитарного образования претерпела значительную трансформацию. Только религиозно ориентированные университеты и колледжи (католические, протестантские – про Еврейский университет в Нью-Йорке утверждать не могу) еще держатся. Остальная масса вузов – государственных и частных – в той или иной степени заражена бациллой гниения.

Завладев университетами, радикалы прибрели власть над структурой и содержанием учебных программ. Немедленно они принялись вводить такие идеологически левацкие курсы, как этнические науки, феминистские науки, гендерные науки (читай: научный гомосексуализм), науки о “белизне”и “черноте” (читай: научный расизм), “социальная справедливость” (читай: социализм) и много-много чего еще, в зависимости от конкретного университета и личных пристрастий окопавшихся там леваков. В 2007 г. организация Фонд Молодой Америки опубликовала список “Десять самых экстравагантных и политически корректных курсов в колледжах” (см. http://www.humanevents.com/article.php?id=18926)

Список построен в порядке возрастания “экстравагантности”:

10. Ненасильственный ответ на терроризм.
9. Американская мечта /Американская реальность.
8. Киберфеминизм.
7. Мужчины заказывают невест: Понимание Филлипинцев в контексте Юго-Восточной Азии.
6. Белизна - другая сторона расизма.
5. Чернота.
4. Адюльтерный роман.
3. Принимая Маркса всерьез.
2. Музыковедение нетрадиционной ориентации.
1. Фаллос.
На сайте указано, в каких университетах существовали эти курсы. Не хухры-мухры. В числе них – Корнель, Дюк, Джонса Гопкинса, Калифорнийский (Лос-Анджелес), Амхерст, Оксидентал…

В то же время, на кафедрах литературы стали проповедовать, что вся Западная литература была орудием угнетения трудящихся и “меньшинств”. Нередки случаи, когда из программ исключаются Шекспир или, к примеру, Фолкнер как “белые мужские шовинисты”.

В курсах “белизны” студентам вещают о вечной и неискупимой вине белых людей перед черными и цветными меньшинствами. За открытие Америки Христофор Колумб объявлен белым расистом. Белым прививают комплекс вины, а черным и цветным – идеи их особости, угнетенности и, соответственно, “законных прав”. Тем более, что почву для этого дают определенные исторические события (надлежаще истолкованные).

В курсах социальных наук говорится о том, что Америка от начала была и остается империалистическим государством, построенном на захвате земли у индейцев, угнетении трудящихся и меньшинств, ограблении колоний… да, в общем, нет нужды продолжать – вспомните, что говорила об Америке советская пропаганда, и на сразу станет ясно, чему учат сегодня молодежь в американских университетах. Трудно поверить, но с профессорской кафедры или с трибуны на собрании какой-нибудь из многочисленных радикальных организаций, в наши дни можно услышать ничто иное, как зады оголтелой антиамериканской пропаганды времен “развитого социализма” и призывы сокрушить нынешнюю Америку.

Совершенно очевидно, что познания в таких областях, как “белизна”, “афро-американские науки”, феминизм, “научный гомосексуализм”, “критическое сознание” и подобные им сокровища мысли – не могут найти применения ни в каких отраслях практической деятельности. За пределами кампусов на такие специальности нет спроса. Разве лишь в иной средней школе, да еще в журналистике, уже переполненной леваками. Еще одна стезя – какая-нибудь организация в защиту или против. Защищают саламандр, какою-нибудь рыбку, но больше всего – права: животных, геев, на аборт, на смерть и т.д., и т.п. Выступают против: “глобализации”, “глобального потепления”, расизма, ДДТ, гомофобии, больших автомобилей… несть числа таким вещам.

Подобные организации, однако, страдают определенными недостатками. Во-первых, им постоянно приходится надрываться, чтобы сыскать себе государственное пропитание. Отсюда практика пожертвований конгрессменам в обмен на выбивание бюджетных фондов на соответствующие кампании или исследования. Не одно исследование типа “о влиянии запаха человеческих ног на среду обитания” попало в “стимул-пакет” Обамы, который составлялся демократами в Конгрессе. Во-вторых (что еще хуже), как в любой организации, там все-таки нужно уметь что-то делать и нужно работать.

Оттого слишком мало возможностей для трудоустройства за пределами кампусов. И студентам, ежегодно получающим дипломы и степени по левым предметам, остается одна дорога – становиться преподавателями по этим же предметам. Что и имеет место на деле. Таким образом, левацкие “науки” представляют собой, в сущности, идеальный способ для радикалов иметь приличные деньги и обеспеченную жизнь, ни за что не отвечая, не принося никакой пользы стране, ее экономике, ее культуре. Леворадикальная профессура – стопроцентные социальные паразиты.

Примечания

1. В высшей степени политизирована уже экономическая наука. В последнее время, неустанными трудами леваков, политизация вторглась также и в область естественных наук – в медицину и климатологию. Афера “глобального потепления” и настырное пробивание исследований стволовых клеток зародышей, когда те же результаты дают стволовые клетки взрослых особей, – только самые вопиющие примеры. Да и точные науки вовсе не застрахованы, как хорошо известно по нацистской Германии. Леваки 60-х не имели интереса (а их ударное “угнетенное меньшинство” – тяги) к этим областям. Но сегодня уже слышны разговоры о «расистской математике»...

Источник

Фото - протестующие студенты Гарварда, апрель 1969-го года.

Еще по теме:
Когда начинать
Погромы вдохновили университеты
Польза от социализма - 2
Выживание левых

Tags: США, социализм
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Hot Club du Nax.

  • Калифорнийское вино.

    Не знаю почему, но меня с самого начала употребления напитков тянуло на натуральное сухое вино. Вот только с ним, как и со многим другим в…

  • Палата представителей отменяет женщин.

    В минувший четверг Палата представителей Конгресса США проголосовала за законопроект о равенстве – Equality Act, который должен дополнить Закон о…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 28 comments

Recent Posts from This Journal

  • Hot Club du Nax.

  • Калифорнийское вино.

    Не знаю почему, но меня с самого начала употребления напитков тянуло на натуральное сухое вино. Вот только с ним, как и со многим другим в…

  • Палата представителей отменяет женщин.

    В минувший четверг Палата представителей Конгресса США проголосовала за законопроект о равенстве – Equality Act, который должен дополнить Закон о…