igor_piterskiy (igor_piterskiy) wrote,
igor_piterskiy
igor_piterskiy

Categories:

О китайской экспансии в сегодняшнем мире.



В последнее время Павел Ленец публикует один за другим посты в поддержку «китайских товарищей». Надо сказать, что Китай примерно за последние 10 лет превратился в главную надежду двух мощных прослоек на постсоветском пространстве: ностальгирующих по СССР и хайтековцев, считающих, что они живут вне политики.

Кстати, это не только наша примета времени, в США также многие хайтековцы видят себе кумиром Китай. Что касается американцев, то тут все понятно: практически все американские университеты – это цитадели коммунизма, где людей обучают основам научного коммунизма (разумеется, называя это по-другому), и из университетов выходят до предела оболваненные марксистской и квазимарксистской пропагандой «полезные идиоты». Родители ничего не могут с этим сделать.

Когда я впервые прочитал об этом в русскоязычной американской прессе, ориентированной на правых республиканцев, то подумал, что, возможно, они перегибают палку. Но потом я обратился к знакомой, с которой когда-то работал в СКБ, живущей в США уже очень много лет. И оказалось, что авторы абсолютно правы: точно такой же конфликт существует и в семье моей знакомой. Это правда, в которую трудно поверить, но это правда.

Характерно, что в США при этом живет очень большая группа китайских эмигрантов, бежавшая от коммунистов, которая очень хорошо знает цену реального Китая, а не выдуманного левыми идеологами. Эти люди, кстати, активно участвовали в кампании Дональда Трампа, они прекрасно понимаю, что демократы только изображают борьбу с китайскими коммунистами, как те стражники из знаменитой пародийной оперы «Вампука», которые стоят на авансцене, вытирают лоб и поют: «Ах, как быстро мы бежим, как быстро мы бежим». И невзирая на этой активную прослойку китайских эмигрантов, рассказывающих правду о нынешнем Китае, американские университеты штампуют все новых и новых идиотов, с восторгом упивающихся успехами Китая.

А на постсоветском пространстве свою роль играет тот факт, что 90, а может и 95 процентов нашей научной элиты – это выкормыши советской системы, от альфы до омеги. У этих людей четкая установка: «Китайский опыт» доказывает, что свободный рынок, свобода и все прочее, связанное с ней, вовсе не обязательны для экономического развития. Надо было, думают они, «этому ничтожеству Михаилу Горбачеву закручивать гайки, а не отпускать. Ну был бы у нас свой Тяньаньмэнь, ну погибло сколько-то там тысяч восторженных идиотов, которых кормит Запад, но зато мы жили бы правильно и хорошо!» Примерно так они думают, от бывшего генерала Советской армии, до какого-нибудь профессора отечественного университета.

Когда-то, в годы Перестройки знаменитый одесский философ Авенир Уемов предлагал опубликовать: за что наши кандидаты и доктора наук получали свои степени, какие темы их диссертаций? Увы, мечта Авенира Ивановича не была реализована. И именно те, кто раньше писал диссертации об успехах строительства социализма, теперь стали писать новые диссертации и руководить написание диссертаций о великой независимости Украины. Мы живем в уникальной ситуации: с одного края воинствующее убожества в виде постсоветских творцов «Великого социализма», а с другого – воинствующее убожество «Великого национализма» (в России схожая ситуация). А прослойка между двумя убожествами – тончайшая.

Так что же на само деле происходит с Китаем?

Все китайское экономическое «чудо» зиждется на трех китах.

Первый кит: за 50-60-е годы благодаря огромной работе социалистов и профсоюзных боссов, социальные издержки производства в странах Запада достигли таких величин, что любая экономика, не тратящая деньги на социальные издержки, будет экономически выгоднее, чем самая современная экономика Запада. К 90-м годам стоимость производства в странах Запада просто зашкаливала из-за различного рода отчислений, социальных мер и т.д. Производить обычные товары в Европе и Северной Америке стало крайне невыгодно. Налоги, социальные взносы, пенсионные отчисление, различные социальные программы по поддержке бедных, нищих во всем мире, привели к тому, что бизнес должен был куда-то уйти. Любая страна, которая могла тогда предложить производство товаров, стала бы всемирной фабрикой.

Китай в этой ситуации был в самом лучшем положении, так как нищета в стране была чудовищная, основная масса людей была готова работать просто за гроши. Кстати, был тогда шанс и у стран бывшего СССР ворваться на это рынок. Но вот здесь сыграло свою роль отсутствие в стране единой силы: то, что не удалось в СССР при НЭПе, удалось в Китае. Почему?

Очень важная деталь: в отличие от СССР в 20-е годы, у китайцев был огромный рынок арабских и латиноамериканских стран, у которых были деньги. Потребители там были готовы покупать дешевый и некачественный товар. Конечно это лишь одна из большого списка деталей. Но это отдельный разговор.

Второй кит: климатические и экологические войны. Огромная разница между свободной экономикой Запада и коммунистической экономикой Китая, сыграла свою роль и в экологической напасти. С 90-х годов возникает прочный союз международной бюрократии и международных неправительственных организаций. Вообще-то это было заложено еще много лет назад, когда под руководством жены президента Рузвельта – Элеоноры Рузвельт, был разработан основополагающий документ ООН: «Декларация прав человека». Трудно представить более чудовищный документ, декларирующий всякие приятные вещи, но в реальности, несущий в себе семя чудовищной анархии и произвола. Неслучайно говорили о радикальной левизне этой бывшей Первой леди, но реальность оказалась даже хуже, чем думали тогда.

Фактически идейную власть в странах Запада захватили самопровозглашенные поклонники «всего хорошего», вместе с международной бюрократией, видящей в этих демагогах главную свою опору. С 90-х годов страны Запада вынуждают платить все более и боле огромные контрибуции во имя воинствующего популизма и демагогии. При этом Китай был избавлен от этой финансовой нагрузки, мало того, именно он, во многом, финансово поддерживает всех этих демагогов.

Третий кит: авторское право. Это чрезвычайно важная составляющая торжества китайских коммунистов. Когда вы платите гроши своим работникам, трудно надеяться на их инициативу в части изобретения. Главная проблема становления Тайваня, Южной Кореи, Гонконга, Сингапура – это были патенты. Необходимо было в начале заплатить огромные деньги за первые патенты, обучить дорогих специалистов в США и Европе, чтобы они могли стать новыми изобретателями идей, в общем, затраты на авторские права, даже при дешевой рабочей силе, очень сильно ограничивают рост производства. И вот здесь китайские коммунисты были на сто голов выше своих конкурентов из относительно демократических индокитайских стран. Они могли себе позволить воровать патенты в промышленных масштабах.

В свое время именно этим занималось СССР, и весьма успешно. Мне попалась как-то таблица в годы Перестройки, где говорилось, что от 60 до 70 процентов технологий в военной сфере СССР было украдено, причем, если говорить о сфере подводных лодок, ракет и самолетов, то там цифры были под 90 процентов. Но в СССР эти ворованные технологии использовались только в военном производстве. Это была целенаправленная государственная политика, и как любая государственная политика, она была мала эффективна. Только абсолютная неспособность стран Запада бороться с этой политикой СССР привела к некоторым успехам.

Но «китайские товарищи», в данном случае, пошли другим путем. В Китае была открыта свободная лицензия для воровства, для авторского каперства. А коммунисты просто крышевали всех воров. Система простая, но крайне эффективная. Думается, до 90 процентов успеха китайцев в конце 90-х и начале нулевых связано именно с этой политикой тотального воровства.

Но у всей этой системы обмана, которую на самом высоком уровне проводили «китайские товарищи», есть одна болевая точка. Если системы будут просто соревноваться, даже, при всех этих параметрах, то рано или поздно тоталитарная система рухнет, как это произошло с СССР. И именно страх тотального краха, является основой коммунистической экспансии и в СССР, и в Китае.

Многие не понимают сегодня той странной дискуссии, которая велась в СССР в 20-е – 30-е годы: можно ли построить социализм в одной стране? Когда я впервые услышал ее в институте на семинарах по «Истории КПСС», то не мог понять, почему кто-то был не согласен с этой естественной, как мне казалось, идеей Сталина: о возможности построения социализма в одной стране. Я был тогда наивным советским мальчиком, и не понимал, что схоластические споры в СССР, опирающиеся на цитаты классиков, имеют совсем другой подтекст. Очень забавно, кстати, читать в романе Лиона Фейхтвангера «Иудейская война» споры саддукеев и фарисеев, которые на самом деле были написаны еврейским писателем, преклоняющимся в 30-е годы перед Сталиным, не по наветам Иосифа Флавия с его знаменитой «Иудейской войной», а по опыту советских споров между троцкистами, сталинистами, ленинцами и прочими ответвлениями большевистского духа. Споры, заканчивающиеся в 30-е годы пулей в затылок.

Суть очень проста: спорили люди не о социализме, а совсем о другом, и понял я это после прочтения книги Бажанова: «Я был секретарем у Сталина».

Суть спора в следующем: в 1870 году прусские войска, окружившие Париж, помогли правительственным силам разгромить кровавый мятеж, который у нас в истории с советских времен трогательно именуется Парижской Коммуной. Этот прецедент был для Ленина очень долго страшным сном: он все ждал, что страны Запада придут и задушат силой его террористов, дорвавших до власти. Кроме того, они совершенно искренне опасались, что люди в СССР, увидев реальные плоды новой власти, встретят «западных оккупантов» с распростертыми объятиями. Именно поэтому большевики тратили такие силы на раздувание мирового пожара: Ленин и его окружение считали, что если их власть будет ограничена только Россией, то рано или поздно западные страны задушат их.

В отличие от идеалистов ленинского окружения, «реалист» Сталин уже знал, что, во-первых, может легко запечатать границы России, а, во-вторых, знал, что после Первой мировой войны западный мир болен полным параличам воли, и не способен к реальной борьбе. Именно это Сталин имел в виду, говоря о «построение социализма в одной стране». При этом он рассматривал эту страну, как базу для дальнейшей экспансии.

Китайские коммунисты сегодня стоят перед той же задачей, какая была перед Сталиным в 20-е – 30-е годы. Их режим не может выдержать долгого периода мирной жизни. Это физически невозможно. Если Гитлер, придя к власти, говорил в своем окружении, что они должны начать войну не позднее, чем через 10 лет после захвата в власти в 1933 году, то у «китайских товарищей» ситуация менее определенная. Но я хочу отметить одну очень важную деталь: в 80-е – 90-е годы с именем Дэн Сяопина связана одна прекраснодушная легенда: мол, этот мудрый старец повелел поддерживать в стране коллективное руководство, причем регулярно должна происходить ротация первых лиц. Кстати, формально это именно то, что декларировали большевики в начале НЭПа. Однако в конце нулевых происходит коренной перелом «наследия Дэн Сяопина»: новый генсек не собирается уходить на ротацию, и как товарищ Сталин заявил об отсутствии альтернатив его правлению. И, разумеется, весь Китай сразу согласился с товарищем Си Цзиньпин!

Именно отсюда решение прекратить существования эксперимента: «Одна страна – две системы», демонстративный отказ от любых мягких шагов во внутренней политике и т.д.
Сегодня Китай однозначно нацелился на экспансию. Идет тотальная чистка внутри страны, и во всех системах, где сохранялось хоть слабое двоевластие, как в Гонконге, идет тотальное давление на расширение границ империи, захват близлежащих морей, создание полного контроля транспортных потоков в регионе, строительство флота и авиации для нанесения первого удара, расширение ракетного потенциала и так далее. Кроме этого, скрытая финансовая поддержка всех подрывных движений по всему миру: антиглобалистов, экологов, «правозащитников» и т.д. Тотальный подкуп международной бюрократии, захват руководящих постов в международных организациях и т.д.
Благодаря трем первым «китам» деньги у «китайских товарищей» есть. Они уверенно платят взятки массе международных бюрократов, а также различным политикам в развивающихся странах. Если Запад выбрасывает миллиарды, а то и десятки миллиардов на всякие благостыне идеи «во имя прогресса», то китайские товарища доверяют только старой доброй взятке.

Главная проблема заключается в том единодушии в ответ на захват единой власти Си Цзиньпин. Это значит, что партийная верхушка готова к большим потрясениям – иного объяснения того, что они закрыли глаза на ротацию власти нет! И когда Си Цзиньпин заявляет на встрече с военными: вам вскоре предстоит воевать – это не метафора. Тайванцы постоянно ожидают, что очередная провокация может закончиться настоящей агрессией.

Надо ли объяснять, что «китайские коммунисты» никогда не остановятся на одном Тайване. Административный рынок Китая возможен только в варианте паразитирования на Западном рынке. Свобода в честном споре неизбежно победит. Поэтому Си Цзиньпин не хочет дать свободе шанс. Вот и вся причина экспансии.

Что же касается стран Запада, то все повторяется, как с СССР в 30-е годы. История с миллиардными взятками Хантеру Байдену, в виде особых договоров – очень показательна. Ведь по сути, кроме пустых деклараций на все действия Китая нынешнее США отвечает очередным пиаром. Если Дональд Трампа пытался, и довольно успешно, вернуть производства в Штаты, то Байден открыл широкую дорогу для возврата производства обратно в Китай. Западная Европа соглашается с проблемой Китая, но никаких мер против экспансии китайцев не ведет. Соглашение о постройке атомных подводных лодок, о котором столько говорят, по сути просто смешное. Это уже вчерашний день. Это надо было сделать, минимум, двадцать лет назад. Вот торговая война, которую начал Дональд Трамп с Китаем – это было очень реально. Но Байден на это неспособен.

О том, насколько вообще реально противостояние Запада и Китая с точки зрения Запада – хороший пример история с пандемией. Этот самый институт, который, как считают многие, и стал причиной пандемии, был создан в конце нулевых на французском оборудовании. И это при том, что такое оборудование ЗАПРЕЩЕНО продавать Китаю. Ну и что? Продали. А изучение вируса в этой китайской лаборатории, как уже ясно, велось на деньги американских налогоплательщиков. Так как за эти же деньги в США можно было бы провести гораздо меньше исследований. То есть Запад своими руками создал для китайских военных базу военной бактериологии: дал оборудование, дал деньги на «поддержку штанов», включил в свою систему обмена научной информацией.

Сказать, что нет мозгов – это ничего не сказать. Кстати, вся система военно-научной промышленности в США пронизана китайским научным шпионажем. Вся!

С одной стороны, со стороны Запада – много демагогии и никакой деятельности. А со стороны Китая – много деятельности и мало слов.

Не надо верить словам. Это дорого обойдется.

Источник

Еще по теме: Похоже, Китай роет себе могилу

Tags: Китай, политика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 30 comments

Recent Posts from This Journal