igor_piterskiy (igor_piterskiy) wrote,
igor_piterskiy
igor_piterskiy

Category:

Раса и медицинское обслуживание.



Я дипломированный медбрат, и моя профессия позволяет мне тесно общаться с людьми в очень трудный период их жизни: во время кризиса со здоровьем. Я работаю в кардиологическом отделении, а это значит, что я почти всегда имею дело с людьми, у которых были сердечные приступы.

В течение своей карьеры я заметил некоторые отчетливые различия в том, как люди разных рас склонны реагировать на сердечный приступ или справляться с другими проблемами сердца. Некоторые закономерности настолько типичны для их рас, что еще до того, как я увижу пациента, я часто могу предсказать его расу, просто услышав о нем от другой медсестры/медбрата.

Я имею дело в основном с тремя расами: белыми, черными и латинос (метисами мексиканского происхождения), но должен отметить, что мой опыт ограничен. Я работаю в очень специфической области здравоохранения и имею дело с очень специфическими пациентами. Я никогда не работал по какой-либо другой специальности. Тем не менее, я был бы очень удивлен, если бы медсестры/медбратья в других областях не видели схожую модель различного поведения представителей разных рас.

Белые пациенты

Большой процент пациентов, с которыми я работаю - белые. Обычно они «заботятся о своем здоровье»; они знают, что им следует беспокоиться о таких вещах, как здоровое питание и достаточное количество физических упражнений.

Обычно, когда ко мне поступает белый пациент, это кто-то в возрасте от пятидесяти до шестидесяти лет, у кого только что впервые случился сердечный приступ. Пациент потрясен этим событием и хочет принять меры, чтобы это не повторилось. Члены семьи часто бывают столь же шокированы и всегда задают много вопросов.

Я недавно видел типичный пример этого. Белый мужчина лет шестидесяти потерял сознание от боли в груди, проводя выходные на озере со своей семьей. Его срочно доставили в нашу больницу, и после того, как ему установили стент в одну из коронарных артерий (процесс, с помощью которого устраняется тромб), он оказался в одной из моих палат.

С ним прибыла его жена, а не намного позже приехали две его взрослые дочери. К тому времени уже было два или три часа ночи, и то, что последовало - это опыт, который много раз повторялся у меня с белыми семьями. После того, как я разместил пациента в палате, я долго разговаривал со всей семьей о здоровье сердца. Пациент хотел знать обо всех лекарствах, которые он будет принимать - как долго он будет их принимать, и что делает каждое из них. Его жена хотела знать, что ему следует есть, а что нельзя. Его дочь хотела знать, каковы шансы, что у него случится еще один сердечный приступ.

Все это часть четкой картины с белыми: они серьезно относятся к проблемам со здоровьем и планируют попытаться с ними справиться.

Я обнаружил, что белые обычно с большим уважением относятся ко мне как к профессионалу в области здравоохранения. Они хотят знать, что я наблюдал у других пациентов, и что я думаю об их ситуации. Они говорят такие вещи, как: «Я знаю, что каждый случай индивидуален, но в среднем, сколько времени нужно человеку, чтобы восстановиться после этой процедуры?»

Черные пациенты

Вторая по величине группа пациентов, с которыми я работаю - это черные. По моему опыту, черные пациенты и их семьи, как правило, гораздо меньше интересуются болезнью и ее лечением. В сценарии, аналогичном описанному выше, только с черным пациентом, я бы не ожидал, что буду тратить время на ответы на вопросы об образе жизни или лекарствах.

В начале своей карьеры медбрата я стал замечать, что чернокожие пациенты очень заботятся о том, сколько еды и напитков они могут получить во время своего пребывания. Я помню, как однажды ночью, около трех часов утра, помогал черному пациенту сходить в туалет. Когда я снова уложил его в постель, он посмотрел на меня и спросил: «Можно мне перекусить?» «Конечно», сказал я, «Что бы вы хотели?» Он ответил: «Два мороженых, банку супа, четыре сырные палочки, апельсиновый сок, виноградный сок и две пачки крекеров».

Однажды я приехал на работу и получил отчет от предыдущей медсестры. Она начала рассказывать мне о пациенте, страдающем хронической сердечной недостаточностью, состоянием, при котором в организме задерживается слишком много жидкости, что приводит к затрудненному дыханию. «Этот парень весь день просил еду», сказала она мне. «Он не хочет соблюдать ограничения на потребление жидкости и злится, когда я говорю ему, что он не может больше пить газировку». В ту минуту, когда я это услышал, я понял, что этот пациент черный. Я даже спросил медсестру, дававшую мне отчет: «Он черный?» Она потрясенно посмотрела на меня с тем выражением страха, которое часто появляется в глазах наших белых товарищей, когда мы внезапно вспоминаем о расе. "Как ты узнал?!", спросила она.

Когда позже я ухаживал за этим пациентом и спросил его о сердечной недостаточности и ограничении потребления жидкости, он не проявил никакой заинтересованности. Однако он всю ночь жаловался, что ему не хватает еды. Он рассердился на меня, когда я сказал ему, что столовые закрыты на ночь, и что я не могу заказать ему второй ужин. Когда я сказал, что он не может больше пить сок, потому что уже достиг предела по жидкости, он вызвал старшую медсестру, чтобы пожаловаться. Если пациенты с сердечной недостаточностью потребляют больше жидкости, чем указано врачом, у них могут возникнуть серьезные проблемы с дыханием. Этому пациенту было все равно.

Недавно у меня была черная пациентка с сердечной аритмией (неправильным сердечным ритмом). Врач сделал ей множество назначений, в частности, несколько препаратов для внутривенного введения, которые необходимы для лечения аритмии. Пока я пытался все это настроить, дочь пациентки сказала мне: «Моя мама еще не обедала, ей нужно что-нибудь поесть прямо сейчас». Я ответил: «Мы позаботимся об этом позже. Но твоей маме нужно прямо сейчас это лекарство. Я собираюсь настроить это». Через час, когда я только начинал стабилизировать состояние пациентки, дочь снова спросила меня, довольно нетерпеливо: «А как насчет маминого ужина?»

Я не хочу сказать, что черные пациенты и их семьи всегда грубы - это далеко не так. У меня было много приятных и дружелюбных черных пациентов, а также много грубых белых. Но расовая модель их взглядов на лечение очень ясна. Я имел дело с неприятными белыми пациентами, которые все еще уделяли пристальное внимание своему состоянию и лечению, и очень дружелюбными черными, которые снова попадали в больницу, потому что проигнорировали советы своего врача.

Подавляющее большинство «часто летающих пассажиров» моего отделения - пациентов, которые постоянно попадают в больницу из-за обострения хронического заболевания - черные. Хроническая сердечная недостаточность - классическая проблема, требующая от пациента чуткого понимания и усердия во избежание рецидивов.

Пациентам с сердечной недостаточностью необходимо соблюдать диету, которая резко ограничивает потребление натрия, а также ограничения количества потребляемой жидкости. Я не могу сказать вам, сколько раз я принимал черных пациентов, которые просто не соблюдали план лечения сердечной недостаточности, разработанный врачом. Эти пациенты поступают к нам с одышкой, истощенными и слабыми. Часто им давным-давно поставили диагноз сердечной недостаточности, и все же, когда я спрашиваю об их диетических ограничениях, они просто игнорируют эту тему, ведут себя незаинтересованно или заявляют, что соблюдают правила, хотя очевидно, что это не так.

Эти пациенты бесконечно попадают в больницы, которые должны вывести их из очередного кризиса сердечной недостаточности. Больницы делают все возможное, чтобы обучить этих пациентов и побудить их придерживаться плана лечения. Я наблюдал, как многие белые медсестры/медбратья со свежим энтузиазмом и благими намерениями старались изо всех сил объяснить этим черным пациентам реальную ситуацию. Пока они находятся под нашей опекой, мы можем давать им лекарства и контролировать их диету до такой степени, чтобы они чувствовали себя достаточно хорошо. Но я всегда знаю, когда выписываю этих пациентов, что, вероятно, скоро увижу их снова, с теми же проблемами.

Черные, конечно, не единственные пациенты, которые не могут следовать плану лечения. Я имел дело с белыми, которые не соблюдали режим, но это гораздо реже и всегда совершенно другой опыт. Белые склонны признавать, что проявили небрежность, и берут на себя ответственность. Несоблюдение у них обычно не так серьезно, поэтому их легче лечить.

Пациенты-латинос

Латинос, которых я лечил, относятся к очень специфической группе: метисы мексиканского происхождения. Их английский слаб или вообще отсутствует. Полагаю, что если бы я имел дело с другими латинос, я мог бы увидеть другие закономерности.

Мои пациенты-латинос обычно вежливы и приятны. Они очень уважительно относятся к медицинскому персоналу. Я использую языковую телефонную линию, чтобы общаться с ними, потому что я знаю, что в противном случае они просто сделают вид, что понимают, и согласятся со всем, что я говорю. Несмотря на то, что я использую профессионального переводчика, квалифицированного для обсуждения медицинских вопросов, я все еще часто сомневаюсь, что латинос хорошо понимают все концепции здоровья и болезней, которые мы им предлагаем.

Латинос обычно появляются в моем отделении только тогда, когда конкретная проблема становится очень серьезной. У меня было много латинос, которые приходили через несколько дней или даже недель после появления сердечных симптомов. Недавно я ухаживал за строителем, которому за сорок, и у которого две недели болела грудь, прежде чем он попал в больницу. Я имел дело с другим рабочим-строителем, на этот раз в возрасте около двадцати лет, у которого случился сердечный приступ после употребления кокаина. Он ждал три дня, прежде чем обратиться за лечением от боли в груди.

Недавно я ухаживал за женщиной-латино лет пятидесяти, которая обратилась к нам, жалуясь на слабость и одышку. Мы обнаружили, что у нее был ряд медицинских проблем, о которых она не знала, включая хроническую сердечную недостаточность и диабет. Нам было очень трудно рассказать ей об этих заболеваниях даже с профессиональным переводчиком. Она была очень согласна со всеми видами лечения и лекарствами, но я сомневался, действительно ли она верит диагнозу врача. Семья принесла ей несколько народных средств, а также положила в палату предметы духовного назначения. Многие мои пациенты-латинос очень верят традиционным народным представлениям о заболеваниях.

Мои пациенты-латинос всегда окружены множеством преданных членов семьи, чем я всегда восхищался, но часто возникают проблемы, когда они настаивают на том, чтобы помогать слишком много. Однажды я ухаживал за пожилой женщиной-латино, которой было трудно передвигаться. С нами работал физиотерапевт, который настаивал на том, что ей необходимо регулярно ходить, чтобы восстановить силы. Однако семья этой пациентки была непреклонна в том, чтобы делать все за нее. В этом случае мы обнаружили, что сыновья пациентки буквально носили ее в туалет. Я несколько раз беседовал с семьей, используя профессиональный перевод, и настаивал на том, что их мать может и должна сама ходить в туалет.

В семье этой женщины, казалось, было сильное стремление делать все для своей матери. «Мы ей нужны», сказала мне ее дочь. «Мы сделаем все для нашей мамы». Хотя я очень уважал такую преданность этой семьи своей пожилой матери, я не мог не заметить, что эта забота замедляла ее выздоровление.

Как и в случае с черными, большая проблема пациентов-датинос - это долгосрочное соблюдение режима лечения. Даже если мы гарантируем этим пациентам оптимальное состояние, пока они с нами, маловероятно, что они придут домой и будут следовать рекомендациям по питанию или соблюдать режим приема лекарств. Все пациенты-латинос, с которыми я имел дело, были малообеспеченными, и у нас есть социальные службы в нашей больнице, чтобы помочь им получить необходимые лекарства. Проблема в том, чтобы заставить их работать с социальными службами.

Заключение

Если бы я попытался объяснить проблемы несоблюдения правил, которые возникали у меня с небелыми, левый профессор социологии, вероятно, ответил бы: «Ну, конечно, ваш подход не работает! Вы пытаетесь говорить с этими людьми с точки зрения белых! Это типичные "жалобы белых"!»

Я согласен. Современная западная медицина была создана белыми. Белые создали науку, которая сделала возможным наше здравоохранение, и белые создали сложную американскую медицинскую систему, которая нам нравится. Обучение медицинских работников предполагает, что они будут работать с пациентами, которые станут сотрудничать при составлении плана лечения для них и изменят свои привычки, чтобы приспособиться к этому плану. В подавляющем большинстве случаев именно так ведут себя белые пациенты; небелые часто этого не делают.

В этом нет ничего удивительного. Белые эволюционировали в суровом климате, что требовало долгосрочного планирования. Черные выросли в более теплом климате, что сделало их более ориентированными на настоящее. Странно жить в обществе, которое просто не признает элементарных реалий.

Я часто представлял себе, каково было бы работать в системе здравоохранения чисто белой нации. Это было бы намного эффективнее и успешнее, потому что мы лечили бы пациентов, которые разделяют ценности и ожидания создателей нашей современной медицинской системы.

Возможно, пришло время прислушаться к левым социологам. Возможно, нам следует прекратить "жалобы белых" на лечение небелых. Возможно, нам следует позволить небелым лечиться по-своему, в то время как мы по-своему обеспечиваем здоровье своим людям.


Мой перевод из Race and Medical Care.

Этот рассказ - один из большой серии, где самые разные люди делятся своим личным опытом в расовом вопросе.

Еще по теме: Путь черного к расовому реализму

Tags: США, общество
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • О похоронах "Газпрома".

    К сожалению, уважаемый мною Михаил Крутихин продолжает гнуть свою "зеленую" линию. Очередное его произведение - "Европа хоронит «Газпром».…

  • Гонка вооружений усиливается.

    Между США и Китаем усиливается гонка вооружений. Буквально на прошлой неделе Китай представил свои новые «космические ядерные бомбы», которые…

  • Карма Алека Болдуина.

    Пишут ( оригинал), что Болдуин все же может столкнуться с обвинениями в непредумышленном убийстве, поскольку он нарушил правило безопасности №1 -…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 13 comments

Recent Posts from This Journal

  • О похоронах "Газпрома".

    К сожалению, уважаемый мною Михаил Крутихин продолжает гнуть свою "зеленую" линию. Очередное его произведение - "Европа хоронит «Газпром».…

  • Гонка вооружений усиливается.

    Между США и Китаем усиливается гонка вооружений. Буквально на прошлой неделе Китай представил свои новые «космические ядерные бомбы», которые…

  • Карма Алека Болдуина.

    Пишут ( оригинал), что Болдуин все же может столкнуться с обвинениями в непредумышленном убийстве, поскольку он нарушил правило безопасности №1 -…